Потемкин Григорий Александрович


Потемкин Григорий АлександровичПотемкин Григорий Александрович (13 сентября 1739 г., село Чижово, близ Смоленска — 5 октября 1791 г., по пути из Ясс в Николаев) — русский государственный деятель, граф, светлейший князь (Потемкин-Таврический), генерал-фельдмаршал (1784 г.).
Полный титул Потемкина звучал так:
«Господин Генерал-фельдмаршал, Главнокомандующий армиею Екатеринославскою и Украинскою, всею лехкою конницею регулярною и нерегулярною, флотом черноморским и многими другими сухопутными и морскими военными силами, сенатор, Государственной Военной Коллегии президент, Екатеринославский, Таврический и Харьковский Генерал-Губернатор, Ея Императорского Величества генерал-адъютант, войск генерал-инспектор, действительный Камергер, лейб-гвардии Преображенского полку подполковник, корпуса Кавалергардов, Екатеринославского кирасирского, Смоленского драгунского и Екатеринославского гренадерского полков шеф, мастерской оружейной палаты главный начальник, и орденов Российских Святого апостола Андрея Первозванного, Святого Александра Невского и военного святого великомученика и победоносца Георгия, и святого Равноапостольного Князя Владимира первых степеней, иностранных королевских прусского черного орла, дацкого слона, швецкого серафимов, польских белого орла, Святого Станислава и великокняжеского Голстинского Святыя Анны кавалер, Граф Григорей Александрович Потемкин Таврический Священныя Римския империи князь.» (сохранена орфография XVIIIв.).
Это был самый длинный титул в России XVIII в. после императорского!
Фаворит, а с 8 июня 1774 г., по некоторым данным, морганатический (то есть супруг более низкого положения не получил в результате брака такого же высокого социального положения, как супруга) супруг Екатерины II.
Екатерина II говорила о Потемкине: «Он был мой дражайший друг… человек гениальный. Мне некем его заменить!»

Некоторые считали, что Григорий Потемкин сделал для России на юге больше, чем Петр I на севере.
Его уважали и награждали монархи Пруссии, Австрии, Швеции, Дании, Польши.
Поэт Державин писал о Потемкине в торжественных «Хорах»:

Одной рукой он в шахматы играет.
Другой рукою он народы покоряет.
Одной ногой разит он друга и врага,
Другою топчет он вселенны берега.

Сын петровского штаб-офицера, участника Полтавского сражения, впоследствии секунд-омайора, Александра Васильевича Потемкина (умер в 1746 г.) и его второй жены Дарьи Васильевны (умерла в 1780 г.).

Дарья Васильевна Потёмкина.

Дарья Васильевна Потёмкина.
Неизвестный художник, 1770 г.

Бездетный в первом браке А.В. Потемкин влюбился в 20-летнюю вдову Д.В. Скуратову (урожденная Кондырева) и посватался, объявив себя вдовцом (ему было 50 лет).
Уже будучи на сносях первым ребенком, молодая женщина уговорила первую жену Потемкина постричься в монастырь.
Из-за тяжелого характера отца маленького Григория взял на воспитание двоюродный брат Александра Васильевича – президент Камер-коллегии Григорий Матвеевич Кисловский, живший в Москве. В 1746 г. в Москву переселилась и мать Григория с пятью другими детьми.
Потемкин учился сначала в частном училище Литкена, затем в гимназии при Московском университете. Уже в годы учебы проявил блестящие способности к наукам и феноменальную память.
«не являться в полк до окончания наук».
В 1756 г. удостоен золотой медали и вместе с другими блестящими молодыми людьми направлен графом Шуваловым в Санкт-Петербург, где был представлен императрице Елизавете Петровне.
Будучи отчислен из Московского университета за отсутствие прилежания, он поступает служить в гвардейский полк и принимает участие в перевороте 1762 г., в результате которого на российский престол взошла Екатерина II, за что ему жалуют 10 тысяч рублей, 400 крепостных и чин поручика. Энергия и честолюбие толкали его к перемене судьбы.
Потемкин выполнял различные служебные обязанности по Конногвардейскому полку.

Князь Потемкин Таврический

Портрет князя
Потёмкина-таврического
Художник Й.-Б. Лампи, ок. 1790 г.

В 1763 г. Екатерина II подписала указ Синоду, в котором повелевала «в Синоде безпрерывно при текущих делах, особливо при собраниях быть нашему камер-юнкеру Григорию Потемкину и место свое иметь за оберпрокурорским столом…».
Сблизившись с братьями Орловыми, он участвует в 1767 г. в работе законодательной комиссии, занимаясь в основном религиозными вопросами и инородцами, жизнь которых будет интересовать его неизменно.
В 1768 г. он был пожалован в камергеры и по повелению императрицы вскоре отчислен из Конной гвардии «как состоящий при дворе».
С началом русско-турецкой войны 1768 г. поступил «волонтиром» в армию. Уже 19 июня он отличился в авангардном бою, а 2 июля в сражении под Хотином под ним была убита лошадь.
«За оказанную храбрость и опытность в военных делах» пожалован в генерал-майоры.
Командующий 1-й армией генерал-аншеф А.Голицын отмечал, что «русская конница до сего времени еще не действовала с такой стройностью и мужеством, как под командою генерал-майора Потемкина».
Сменивший Голицына П.Румянцев, предвидя будущее Потемкина, давал ему возможность проявить себя в военных походах.
Молодой генерал доблестно действовал при Фокшанах, участвовал в знаменитых сражениях Румянцева при Ларге и Кагуле.
Он первым ворвался в предместья Килии, отличился храбростью в схватках с противником под Крайовом и Цимбрами, участвовал в разгроме войск Осман-паши под Силистрией.
Наградами ему за доблесть в боях стали чин генерал-поручика, ордена святой Анны и святого Георгия 3-й степени.

Екатерина II

Екатерина II Алексеевна – императрица Всероссийская в 1762-96 годах, Урождённая София-Фредерика-Амалия, принцесса Ангаль-Цербстская.

Осенью 1770 г. Потемкин был в Санкт-Петербурге, где был «отменно принят при дворе», участвовал на первом празднике георгиевских кавалеров, ставшем с тех пор традиционным.
Возвратясь в армию, он в 1771 г. отразил нападение турок на Крайов, вытеснил их из Цимбры, освободив находившихся в этом городе христиан.
В декабре 1773 г. Потемкин получил письмо императрицы, которая вызывала его в Санкт-Петербург. По приезде в столицу назначен подполковником в лейб-гвардии Преображенский полк.
Сблизился с графом Н.И. Паниным, который, в свою очередь, поддержал Потемкина, видя в его возвышении важный противовес влиянию своих противников – Орловых и Чернышева.
Прусский посол в Санкт-Петербурге граф В.Ф. Сольмс доносил в это время Фридриху II: «По-видимому, Потемкин сумеет извлечь пользу из расположения к нему императрицы и сделается самым влиятельным лицом в России».
В апреле 1774 г. Потемкин переезжает в специально отделанные для него покои. 30 мая последовал указ о назначении его вице-президентом Военной коллегии, и он был произведен в генерал-аншефы.
Вскоре ему поручено управление Новороссийской губернией.
Круг обязанностей Потемкина очень широк. Как глава Военной коллегии он ведал кадровыми перемещениями и назначениями в армии, награждениями, производством в чин, пенсиями, отпусками, утверждением важных судебных приговоров.
Как генерал-губернатор Новороссии принимал меры к укреплению границ, заселению края. Участвовал в организации мероприятий для борьбы с пугачевским восстанием.

Князь Потемкин Таврический

Князь Григорий Александрович Потёмкин-Таврический, шеф Кавалергардского корпуса.
Литография из книги «История кавалергардов и Кавалергардского Её Величества полка…» СПб, 1851 г.

По некотрым данным, 8 июня 1774 г. в церкви Св. Сампсония на Выборгской стороне, в Санкт-Петербурге, состоялось тайное венчание Екатерины II и Потемкина (свидетелями были доверенные лица императрицы М.С. Перекусихина и Е.А. Чертков).
Фаворит Екатерины II, Потемкин стал одним из ее ближайших советников, принимал активное участие в разрешении большинства внутренних и внешнеполитических вопросов. В отличие от других временщиков, Потемкин сохранил свое могущество и после появления новых фаворитов императрицы.
10 июля 1774 г. возведен в графское достоинство Российской империи; 25 декабря стал кавалером ордена Св. Андрея Первозванного.
В 1775 г. по инициативе Потемкина была ликвидирована Запорожская Сечь, как возможный очаг новых массовых выступлений и было положено начало запорожскому казачьему войску, подвластному российской короне.
В марте 1776 г. возведен в княжеское достоинство Священной Римской империи и получил титул светлейшего.
В 1776 г. Потемкин назначен генерал-губернатором Новороссийской, Азовской и Астраханской губерний.
В 1781 г. он участвовал в учреждении Саратовского наместничества и стал именоваться генерал-губернатором уже четырех наместничеств.
Потемкин первым понял значение присоединения к России Крыма. Он писал Екатерине:
«Крым положением своим разрывает наши границы… Положите же теперь, что Крым Ваш и что нет уже сей бородавки на носу – вот вдруг положение границ прекрасное…
Нет держав в Европе, чтобы не поделили между собой Азии, Африки, Америки.
Приобретение Крыма ни усилить, ни обогатить Вас не может, а только покой доставит».
8 апреля 1782 г. императрица подписала манифест, окончательно закрепляющий Крым за Россией. Первыми шагами Потемкина по реализации этого манифеста стали строительство Севастополя как военного и морского порта России и создание Черноморского флота (1783 г.).

Памятная медаль в честь присоеденения Крыма к России

Памятная медаль в честь присоеденения Крыма к России с изображением на лицевой стороне Г.А. Потёмкина-Таврического 1783 г., бронза, чеканка.

В 1783 г. Потемкин реализовал свой проект присоединения Крыма к России, получив за это титул «светлейшего князя Таврического». Потемкин сделал очень много для хозяйственного освоения Северного Причерноморья. Им основаны города Херсон, Николаев, Севастополь, Екатеринослав.
Под руководством Потемкина осуществлялось строительство военного и торгового флотов на Черном море. В Херсоне он основал морские училища, в Новороссийске планировал создание университета, консерватории, 12 фабрик.
2 февраля 1784 г. Потемкин произведен в генерал-фельдмаршалы и президенты Военной коллегии. Провёл некоторые преобразования в строевой службе и экипировке русской армии (прекратил использование пудры, уничтожил косички и букли, ввёл для солдат лёгкие сапоги).
В решении стратегических вопросов Потемкин опирался на полководческое искусство П. А. Румянцева, А. В. Суворова, Н. В. Репнина.
Потёмкин-Таврический любил власть и умело ею пользовался. Имется масса фактов, свидетельствующих о той силе, которая находилась в руках Потёмкина.
Переписка его с императрицей не прекращается, наиболее важные государственные бумаги проходят через его руки, путешествия его обставлены «необычайными почестями», Екатерина Вторая часто делает ему ценные подарки.
Потемкин уделяет внимание развитию экономики (благодаря ему в 1786 г. заключен торговый договор с Францией) и, вновь вернувшись к своему увлечению религиозными вопросами, составляет проект присоединения старообрядцев к русской церкви.

Феерверки в честь Екатерины

Феерверки в честь Екатерины во время путешествия в Крым.
Неизвестный художник, 1780 г.

В 1787 г. Екатерина II совершила путешествие в Крым. Потемкин организовал это путешествие с целью продемонстрировать европейским странам и Турции возросшую мощь России и её все возрастающее влияние в регионе. Екатерина пригласила австрийского императора Иосифа II и иностранных дипломатов для того, чтобы показать свои успехи в Причерноморье.
По мнению ряда исследователей, Потемкин наряду с действительными достижениями в заселении края, строительстве дорог и городов, создании военного и торгового флота поразил императрицу декоративными постройками, фальшивыми поселениями («потемкинские деревни»), показным благополучием. Другие историки считают, что подобные утверждения – злобные наветы иностранцев. Но кто бы ни был прав, путешествовавший с императрицей Иосиф II справедливо заметил: «Здесь ни во что не ставят жизнь и труды человеческие. Мы, в Германии и во Франции, не смели бы предпринимать то, что здесь делается… здесь строятся дороги, гавани, крепости, дворцы в болотах; разводятся леса в пустынях без платы рабочим, которые, не жалуясь, лишены всего».

На самом деле в легенде о «потемкинских деревнях» причудливо сплелись отдельные реальные моменты и самые настоящие сплетни, ходившие среди русской элиты и дипломатических кругов.
А понятие это впервые появилось в журнале «Минерва», и не в России, а в немецком город Гамбурге.

Герб графа Потёмкина-Таврического

Герб графа Потёмкина-Таврического,
имеющего титул Римской Империи Князя
(из Гербовика)

Уже после смерти Потемкина и Екатерины, в 1797 – 1800 гг. в отдельных номерах этого журнала была напечатана биография Г.А. Потемкина. Автором ее был саксонский дипломат в Петербурге Георг Адольф фон Гельбиг, один из самых главных недоброжелателей Светлейшего и императрицы.
Историк профессор Александр Брикнер в XIX веке писал, что Гельбиг «сильно предубежден против императрицы и её друга и сотрудника.
Не без основания Екатерина ІІ ненавидела Гельбига и подумывала о довольно бесцеремонном удалении его из России».
Книга Гельбига изображала вообще все сделанное Потемкиным в России в негативном свете. Ее перевели на многие европейские языки (немецкий, голландский, французский, английский, русский). Книгу Гельбига в России запретили, но она распространилась в рукописных списках.
Так и закрепился ставший распространенным миф о «потемкинских деревнях»…
Миф опровергается множеством авторитетных, как русских, так и иностранных свидетелей. Английский дипломат Алан Фиц-Герберт, сопровождавший Екатерину в ходе ее поездки в Крым, доносил в Лондон: «Императрица чрезвычайно довольна положением этих губерний, благосостояние которых действительно удивительно, ибо несколько лет назад здесь была совершенная пустыня».
В 1782 году, то есть за пять лет до приезда Екатерины, Крым посетил последний гетман Украины граф Разумовский, не обнаруживший там ничего мало-мальски напоминающее бутафорию.

Князь Потемкин Таврический

Князь Потёмкин-Таврический
С гравированного портрета Харитонова

В одном из своих частных писем он делится следующими впечатлениями: «На ужасной своей пустынностью степи, где в недавнем времени едва рассеянные обретаемы были избушки, по Херсонскому пути, начиная от самого Кременчуга, нашел я довольные селения верстах в 20, в 25 и далее, большею частью при обильных водах.
Что принадлежит до самого Херсона, то представьте себе множество всякий час умножающихся каменных зданий, крепость, замыкающую в себе цитадель и лучшие строения, адмиралтейство со строящимися и построенными уже кораблями, обширное предместье, обитаемое купечеством и мещанами.
С одной стороны, казармы 10 тысяч военнослужащих в себя вмещающие, с другой, перед самым предместьем видоприятный остров с карантинными строениями, с греческими купеческими кораблями и с проводимыми для выгод сих судов каналами.
Я и доныне не могу выйти из недоумения».
Очевидно, что Потемкину было, что показать Екатерине и без бутафорских хижин в «потемкинских деревнях»…
Но как бы то ни было, Херсон, со своей крепостью, удивил даже иностранцев, а вид Севастопольского рейда с эскадрой в 15 больших и 20 мелких судов был самым эффектным зрелищем всего путешествия.
Новые города, увиденные Екатериной, не могли быть полной декорацией или фальсификацией. На такое не способен даже самый изысканный царедворец.
А вот что действительно было – недоделки, проблемы с качеством, авральные темпы строительства.
Потемкин, кроме того, пригласил на юг группу художников-декораторов для устройства церемоний, иллюминаций. Французский посланник Сегюр писал в своих мемуарах, что: «Потемкин всегда старался преодолевать препятствия, разнообразить величественные картины, представлявшиеся взору императрицы, и оживлять даже пустыню».
С началом русско-турецкой войны 1787 – 1791 гг. неутомимый Потемкин возглавил 1-ю, Екатеринославскую, армию (2-я, Украинская, была поручена фельдмаршалу Румянцеву), одновременно светлейший князь Таврический руководил действиями Черноморского флота.
В июне 1788 г. Потемкин со своей армией подступил к Очакову, несколько месяцев пытался сломить гарнизон крепости блокадой и бомбардировками, но турки не сдавались.
1 декабря командующий отдал приказ о подготовке к штурму крепости, в котором писал: «Представляя себе мужество и неустрашимость войска российского… ожидаю я с полною надеждою благополучного успеха».
6 декабря, в день святого Николая-чудотворца, Потемкин приступом взял Очаков, получив трофеи – триста пушек и мортир, 180 знамен и множество пленных. За этот успех он был награжден орденом святого Георгия 1-й степени; в честь Потемкина императрица велела выбить золотую медаль.

Князь Потемкин Таврический

Кадр из х/ф «Фаворит»
по мотивам романа В. Пикул.
В роли Потёмкина -Игорь Ботвин

За победы на Днепровском лимане он также удостоен украшенной алмазами шпаги, которая была прислана ему на золотом блюде с надписью: «Командующему Екатеринославскою сухопутною и морскою силою, яко строителю военных судов».
Победитель основал неподалеку от Очакова, в месте соединения рек Буг и Ингул, город, наименованный им Николаевым (в честь Николая-чудотворца).
Мысли и чаяния светлейшего имели правильное направление — Севастополь на долгие века остался главной базой Черноморского флота, имея идеальные условия для стоянки военных судов, а в Николаеве до 1990-х годов находились основные верфи, где ковалась и строилась мощь Русского, а впоследствии и Советского Черноморского флота.
По приезде его в Петербург императрица устроила Григорию Александровичу Потемкину необыкновенно пышный и торжественный прием, наградила лавровым венком, специально изготовленным и богато украшенным фельдмаршальским жезлом, а также орденом святого Александра Невского.
В 1789 г. Потемкин с согласия Румянцева соединил обе армии и возглавил их. В этот год Суворов прославился победами при Фокшанах и Рыбнике, Репнин разгромил турок на реке Салче, а сам князь Таврический овладел Бендерами.
В 1790 г. он получил титул гетмана казацких Екатеринославских и Черноморских войск. Перенеся свой штаб в Яссы, Потемкин оттуда руководил военной кампанией 1790-го года, в которой вновь отличился Суворов, взявший Измаил, проявили себя Гудович (взял Килию) и Ушаков (разбил турецкую эскадру под Керчью).
В том, что в эти годы заблистал Суворов, велика была роль Потемкина. Он с самого начала войны выделял Суворова среди всех генералов и поручал ему наиболее ответственные дела. Проводя в жизнь свой план войны, Потемкин давал Суворову полную самостоятельность в выборе способов действий. Не забывал главнокомандующий и о поощрении честолюбивого полководца наградами. Суворов в 1789 г. писал о нем:
«Он честный человек, он добрый человек, он великий человек: щастье мое за него умереть».
В последний свой приезд в Санкт-Петербург в феврале 1791 г. Потемкин получил от императрицы Екатерины II в подарок дворец, известный как Таврический (ранее уже принадлежавший ему и приобретенный в казну за 460 тысяч рублей), фельдмаршальский мундир и 200 тысяч рублей наличными.

Портрет дочери императрицы Екатерины II и светлейшего князя Григория Потёмкина-таврического

Портрет дочери императрицы Екатерины II и светлейшего князя Григория Потёмкина-таврического – Елизаветы Григорьевны Тёмкиной.
Хранится в Москве,в Государственной Третьяковской галерее. Холст, масло.
На портрете Е.Г. Тёмкиной 23 года.
Художник Боровиковский В.Л.

После охлаждения чувств между ним и Екатериной Потёмкин, как отмечали шокированные современники и иностранные дипломаты, устроил свою личную жизнь следующим образом: пригласив жить в свой дворец своих пятерых племянниц, дочерей своей сестры Елены Энгельгардт, он по мере их взросления «просвещал» их, а потом через некоторое время выдавал замуж. Племянницы боготворили Потёмкина всю жизнь.
Дочь Потемкина и Екатерины II Елизавета Григорьевна Темкина (родилась 12 или 13 июля 1775 г.) воспитывалась в семье племянника Потемкина А.Н. Самойлова, одного из трех свидетелей тайного брака ее родителей.
Расточительность и тщеславие Потёмкина не знали пределов. Пожалования ему из государственной казны исчисляются огромной суммой в 50 млн. рублей (правда, часть этих денег он потратил на государственные нужды) и 76 тысяч душ крепостных крестьян.
Но при всех недостатках характера Потёмкин оставался государственным человеком, умел подчинять личные интересы службе Отечеству, отдавая на благо России все силы, ум, энергию, жизнь.
В июле Потемкин выехал из Санкт-Петербурга в Крым. Несмотря на болезненное состояние Потемкин совершил путешествие чрезвычайно быстро; в восемь дней он прибыл в Яссы.
Репнин, одержав победу 28 июля при Мачине, открыл переговоры о мире; 31 июля были подписаны прелиминарные пункты; 1 августа прибыл Потемкин.
Энгельгардт пишет: «Светлейшему князю очень было досадно, что князь Репнин поспешил заключить мир; он выговаривал ему при многих, сказав: ««Вам должно было бы узнать, в каком положении наш черноморский флот, и о экспедиции Гудовича; дождавшись донесения их и узнав от оных, что вице-адмирал Ушаков разбил неприятельский флот и уже его выстрелы были слышны в самом Константинополе, а генерал Гудович взял Анапу, тогда бы вы могли сделать несравненно выгоднейшие условия»». Это действительно было справедливо», — продолжает Энгельгардт: — «князь Репнин в сем случае предпочел личное свое любочестие пользе государственной, не имев иной побудительной причины поспешить заключить мир, кроме того, чтобы его окончить до приезда светлейшего князя».
Можно считать вероятным, что между Потемкиным и Репниным происходило некоторое объяснение. Впрочем, Потемкин вскоре же признал заслуги Репнина и был с ним в хороших отношениях.

Князь Потемкин Таврический

Из журнала «Исторический Вестник», 1881 г., ноябрь.
Подпись: «Князь Г.А. Потёмкин-Таврический. С редрой гравюры Скородумова, рез. на дереве Паннемакер в Париже».

Лубяновский рассказывает о следующем случае. Помирившись с Репниным, Потемкин был у него однажды на обеде, причем вдруг сделался грустным.
«О чем так вдруг закручинились, ваша светлость?» — спросил Репнин.
«He взыщите, князь Николай Васильевич», — ответил Потемкин: — «грусть находит вдруг на меня, как черная туча. — Ничто не мило; иногда помышляю идти в монахи».
«Что ж, ваша светлость», — сказал Репнин, — «не дурное дело и это. Сегодня иеромонахом, через день архимандритом, через неделю в епископы, затем и белый клобук. Будете благословлять нас обеими, а мы будем целовать у вас правую».
Упав духом, чувствуя усиление болезни, Потемкин не в состоянии был довести до конца переговоры о мире. Болезнь князя приняла опасный оборот в то самое время, когда от его дипломатического искусства зависело заключение мира или продолжение войны. Могло казаться, что мира не будет.
Потемкин настаивал на независимости Молдавии, на облегчении судьбы Валахии, на уступке Анапы; а между тем великий визирь с армией в 180 000 человек стоял на правом берегу Дуная, против Браилова. Самойлов пишет: «Можно заключать, что князь не положительно решителен был на принятие мирных предложений. В таком будучи намерении трактовал он все вежливости великого визиря с равнодушием и с самым неуважением».
Современники с напряжением следили за дипломатическою деятельностью князя. Однако в это же время Потемкин уже предчувствовал приближающуюся кончину. Замечали, что уже на пути в армию он был задумчив и временами жаловался на головную боль.
В начале августа он прибыл в Галац, где вскоре после этого скончался брат великой княгини Марии Феодоровны, принц Виртембергский.
Энгельгардт рассказывает: «Светлейший князь был на похоронах, и, как по окончании отпевания князь вышел из церкви и приказано было подать его карету, вместо того подвезли гробовые дроги; князь с ужасом отступил; он был чрезвычайно мнителен.

Князь Потемкин Таврический

«Колонна на месте кончины Потемкина в пкрвоначальном виде».
Из журнала «Исторический Вестник», 1891, сентябрь.

После сего он вскоре занемог и повезли его больного в Яссы»
Успешно проводимые мирные переговоры с Турцией в Яссах были прерваны смертью Потемкина.
В 1816 г. К.Ф. Кнорринг, как очевидец последних часов жизни Потемкина, рассказывал следующее: «При переезде из одного места в другое, князь назначил ночлег на пути у него, Кнорринга, тогда командира Таврического гренадерского полка, и прибыл в седьмом часу вечера.
Приготовлена торжественная встреча, но из кареты у подъезда слышали нерадостный голос: «жарко, душно!» Носился слух, что князь был не совсем здоров, но чтобы молва заключала в себе что-либо немаловажное, то в мысль никому не приходило.
Вошедши в дом, он улегся на диване и велел отворить окна, повторяя: «жарко, душно!».
Ночь была тихая, лунная, свежая; что доктор ни делал, что ни подавали для прохлаждения, все ему было душно; метался, страдал. He прежде десятого часа доктор сказал, что князь начинал успокоиваться и Бог даст заснет.
Спутники пошли ужинать к нему, Кноррингу. Выезд назначен между семи и восьми часов утра. Можно ли было подумать, что это утро, этот день будет последний день жизни знаменитого? Между двух и трех часов ночи неожиданная тревога: экипажи поданы, князь выезжает.
Кто как успел приодеться со сна, так и отправились. Велено ехать шагом.
За несколько верст от ночлега рассветало. Княжая карета остановилась. Выскочили мы, — говорил Кнорринг, — из экипажей и окружили карету.

Князь Потемкин Таврический

Смерть Г.А. Потёмкина. 5 октября 1791 г.
Гравюра по рисунку Т.Г. шевченко. 1850-е годы

Больной держал в дрожащих руках св. икону, везде и всегда его сопутницу, лобызал ее, обливал слезами, рыдал, взывая: «Боже мой, Боже мой!»
Пожелал выйти из кареты и лечь на траве. Постлали ковер, принесли под голову кожанную подушку, уложили его; ничего не говорил, стонал, казался однако же покойнее.
Так он по желанию лежал на траве, на чистом утреннем воздухе, под открытым небом. Скоро затем, крепко и сильно вздохнув, протянулся.
Смерть и тогда еще никому из предстоявших не пришла на мысль.
Казак из конвойных первый сказал, что князь отходит, и закрыть бы глаза ему; искали по всем карманам империала; тот же казак подал медный пятак, которым и сомкнули глаза покойному»…
Платон Зубов много лет спустя после смерти Потёмкина жаловался на него:
«Хотя я победил его наполовину, но окончательно устранить с моего пути никак не мог. А устранить было необходимо, потому что Императрица всегда сама шла навстречу его желаниям и просто боялась его, будто взыскательного супруга. Меня же она только любила и часто указывала на Потемкина, чтоб я брал с него пример.»
Когда 12 октября 1791 года курьер привёз в Петербург весть о смерти Потемкина, который умер по дороге из Ясс в Николаев 5 октября 1791 г. среди степи, Екатерина была потрясена.
«Слезы и отчаяние» отмечает в «Дневнике» ее секретарь А. В. Храповицкий…
«Вчера ввечеру, — отмечает Храповицкий 19/XI, — и сегодня поутру плакали, — 24.XI.
Причесались, убрали голову, но при надевании платья вдруг слезы…
Жалуются ипохондриею и не могут сносить публики, — 4/XII… вдруг прыснули слезы при чтении письма из Ясс».
В письме Гримму (немецкий публицист эпохи Просвещения, критик и дипломат, многолетний корреспондент императрицы Екатерины II) она писала (2 1/2 часа ночи с 12 на 13 октября 1791 г.): «Снова поразил меня, как обухом в голову, страшный удар, мой ученик, мой друг, можно сказать, мой идол, кн. Потемкин-Таврический скончался в Молдавии от болезни, продолжавшейся целый месяц.
Вы не можете себе представить, как я огорчена. (…) Он страстно, ревностно был предан мне; бранился и сердился, когда полагал, что дело было сделано не так, как следовало. (…) Но в нем было еще одно редкое качество, отличавшее его от всех других людей: у него была смелость в сердце, смелось в уме, смелость в душе.
Благодаря этому мы всегда понимали друг друга и не обращали внимания на толки тех, кто меньше нас смыслил.
По моему мнению, кн. Потемкин был великий человек, который не выполнил и половины того, что в состоянии был сделать».
Сам Потёмкин, в отличие от многих других её фаворитов женат не был (что подтверждает версию о венчании) и, как и Екатерина, находил утешение в объятиях намного более молодых представителях противоположного пола, причем, что неприятно поражало современников, предпочитая своих подрастающих племянниц (Екатерину Энгельгарт, Александру Браницкую и прочих).
С большой торжественностью Потемкин был похоронен в построенном им Херсоне. Его тело покоилось там в красивом склепе недолго: в 1798 г., при новом императоре Павле I, ненавидевшем фаворита матери, склеп был разрушен. Засыпание склепа, в котором находились останки князя, породило молву, будто бы тело Потемкина вынуто из склепа и зарыто бесследно где-то во рву, в Херсонской крепости. Молва оказалась лишенной основания…

Паммятник Г.А. Потёмкину а г. Херсон

Паммятник Г.А. Потёмкину а г. Херсон

Ночью 4 июля 1818 года, архиепископ Иов, в присутствии нескольких духовных лиц, подняв церковный пол, проломал свод склепа и, вскрыв гроб, удостоверился в нахождении тела в гробу.
В 1859 году пять лиц спустились чрез проломину в склеп, вынули из развалившегося гроба, засыпанного землею, череп и некоторые кости, вложили все это в особый ящик с задвижкою и оставили в склепе.
Наконец, в 1873 году Одесское общество истории и древностей решило более точно исследовать состояние могилы Потемкина.
Особая ученая комиссия, во главе которой находился Н. Мурзакевич, отправилась в Херсон и 19 августа 1874 года исполнила возложенную на нее задачу.
Нашли ящик, в котором лежал череп с выпиленною с задней стороны треугольною частью и наполненный массою для бальзамирования; на затылке черепа были видны клочки темно-русых волос; кроме того в ящике лежало несколько костей.
Далее нашли в склепе части деревянного и свинцового гробов, куски золотого позумента, серебряные гробовые скобы и три шитые канителью орденские звезды первой степени: Андрея, Владимира и Георгия.
Нет сомнения, что все это принадлежало могиле светлейшего князя Потемкина-Таврического…

Источники информации:
1. Сухарева О.В. «Кто был кто в России от Петра I до Павла I»
2. Сайт Википедия
3. Сайт ХРОНОС
4. Советская военная энциклопедия в 8-ми томах, том 6.
5. Брикнер А.Г. «Потемкин»
6. Записки Императрицы Екатерины Второй
7. Золотарев Б.А. «Апостолы армии Российской»
8. Лопатин B.C. «Потемкин и Суворов»
9. Пикуль B.C. «Фаворит: Роман-хроника времен Екатерины II»
10. Документальный фильм «Великолепный князь Тавриды. Григорий Потемкин»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *