Мата Хари


Мата Хари - (Mata Hari, настоящее имя — Маргарета Гертруда Зелле)

Мата Хари – (Mata Hari, настоящее имя — Маргарета Гертруда Зелле)

Мата Хари – (Mata Hari, настоящее имя — Маргарета Гертруда Зелле) – известная в свое время исполнительница экзотических танцев, куртизанка и одна из самых известных шпионок Первой мировой войны.
Облик «эротической шпионки», мнения о ее экспрессивной жизни и трагической смерти постоянно менялись в сознании людей с момента ее суда, на котором ее обвинили шпионаже в пользу Германиии и казни в октябре 1917 года…
Однако в романизованных мемуарах, биографиях, пьесах и фильмах она продолжает жить как легенда, почти как миф, за которым поблекли и ее биография и исторический фон…

Годы жизни: 07.08.1876 года – 17.10.1917 года

Родители:

Отец – Адам Зелле, владелец шляпного магазина в Леувардене ( Нидерланды). Имел успешные инвестиции в нефтедобывающую промышленность, однако в 1889 обанкротился и вскоре развелся с женой.

Мать – Антье ван дер Мёйлен, умерла в 1891 г..

Краткая хронология:

Мата Хари шпионкаМаргарета родилась в Леувардене, в Нидерландах и была единственной дочерью и вторым ребёнком среди четырёх детей Адама Зелле (Adam Zelle) и Антье ван дер Мёйлен (Antje van der Meulen).
Адам был владельцем шляпного магазина. Кроме того, он сделал успешные инвестиции в нефтедобывающую промышленность и стал достаточно богатым, чтобы не скупиться на детей.
Таким образом, до тринадцати лет Маргарета посещала только школы для высшего сословия. Однако в 1889 Адам обанкротился и вскоре развелся с женой. Мать Маргареты умерла в 1891 г., семья была разрушена.
Отец отправил Маргарету к её крёстному в город Снек. Затем она продолжила своё обучение в Лейдене, получая профессию воспитательницы детского сада, но когда директор училища начал открыто флиртовать с нею, её оскорблённый крёстный отец забрал Маргарету из этого учебного заведения. После нескольких месяцев она сбежала к своему дяде в Гаагу.
18 лет от роду Маргарета вышла замуж по объявлению за 38-летнего капитана Рудольфа Мак-Леода, голландца шотландского происхождения. Они переехали на Яву (голландская Ост-Индия, ныне Индонезия), и у них родилось двое детей: сын Норман и дочь Жанна-Луиза (Нон).
Брак был полным разочарованием для обоих. Рудольф был алкоголиком.

Мата Хари шпионкаКроме того, он вымещал все свои расстройства и неудовлетворённость жизнью на жене, которая была в два раза младше его и которую он обвинял в том, что его не продвигают по службе. Он также открыто держал любовницу.
Разочарованная Маргарета оставила его временно, переехав к ван Редесу (Van Rheedes) — другому голландскому офицеру. В течение многих месяцев она интенсивно изучала индонезийские традиции, в частности через свою работу в местной танцевальной группе.
В 1897 г.она впервые упомянула свой артистический псевдоним Мата Хари в одном из писем к родственникам в Голландии. После настойчивых уговоров Рудольфа Маргарета возвратилась к нему, хотя его агрессивное поведение не изменилось. Она по-прежнему пыталась забыться, изучая местную культуру.
Их сын Норман умер в 1899 г., вероятно, от осложнений сифилиса, которым заразился от родителей, хотя семья утверждала, что он был отравлен прислугой. Некоторые источники утверждают, что один из врагов Рудольфа, возможно, отравил ужин, чтобы убить обоих детей.
После переезда назад в Голландию пара развелась в 1903 г. Рудольф отобрал у жены право на воспитание дочери (которая умерла в возрасте 21 года, скорее всего, также от осложнений сифилиса).
Оказавшись в бедности, Маргарета Зелле отправилась зарабатывать средства на жизнь в Париже. Честолюбивой фантазеркой она была с детства. В скучной Голландии делать ей было нечего, она рвалась в Париж. Это была эпоха, которая благоприятствовала предприимчивым молодым женщинам. Пройдет несколько лет, и Маргарет, ставшая знаменитой танцовщицей, на вопрос корреспондента, почему она оказалась именно в Париже, ответит:«Не знаю, но я думаю, что всех жен, сбежавших от мужей, тянет в Париж.»

Маргарет действительно едет в столицу Франции, где намеревается стать натурщицей. Но уже через месяц она возвращается в Голландию. Карьера натурщицы не удалась по той причине, что у нее… слишком маленькая грудь.
Однако она не сдается и в 1904 г. делает вторую попытку. Сначала она выступала как цирковая наездница под именем «леди Греша Мак-Леод», а с 1905 г. начинается её громкая слава, как танцовщицы «восточного стиля», выступавшей под псевдонимом Мата Хари. Это имя значит на индонезийском и малайском языках «солнце» (буквально «око утренной зари»).

Мата Хари шпионкаКстати, есть версия о происхождении этого сценического псевдонима. Одним из самых преданных ее поклонников был месье Гимэ, богатейший промышленник и большой знаток искусства. Для размещения своей частной коллекции он построил знаменитый музей восточного искусства – Мюзэ Гимэ.
Ему приходит в голову экстравагантная идея: он устраивает выступление яванской танцовщицы среди экспозиции в своем музее. Имена леди Маклид или Маргарет Зелле ему представляются неподходящими для столь экстравагантной атмосферы, поэтому он придумывает эксцентричной танцовщице имя Мата Хари, что в переводе с яванского означает «око утренней зари».
13 марта 1905 г. она появилась перед зрителями в роскошном восточном одеянии, взятом из коллекции месье Гимэ, но во время танца постепенно сбросила с себя одежду, оставив лишь нитки жемчуга и сверкающие браслеты. Этот день изменяет всю дальнейшую жизнь Маргарет. В числе избранных гостей на представлении присутствуют послы Японии и Германии.
Газета «La Vie Parisienne» («Парижская жизнь») так комментировала необычное событие: «Эти абсолютно подлинные брахманские танцы мадам Мата Хари выучила на Яве у лучших жриц Индии. Эти танцы хранятся в тайне. В глубине храмов за ними могут наблюдать только брахманы и девадаши. К нашей большой радости и к наслаждению для глаз Мата Хари станцевала для нас танцы принцессы и волшебного цветка, призыва Шивы и танец Субрамайен. На ней очень упрощенное одеяние баядеры; в конце, как апогей простоты, она стоит перед Шивой гордо и без покрывала лишь в трико телесного света, скрывающем наготу. Чтобы умилосердить бога, она представляет себя ему.
Это очень впечатляюще, очень смело и очень целомудренно. Мата Хари голландка, шотландка и яванка одновременно. От северных рас у нее высокий рост, сильное тело, а на Яве, где она выросла, она приобрела гибкость пантеры, движения змеи. Добавьте ко всему этому огонь, зажженный Востоком в глазах его дочери, тогда вы получите представление о новой звезде, которая зажглась вчера вечером над Парижем».
Некоторые её танцы представляли собой нечто близкое к современному стриптизу, тогда ещё непривычному для западного зрителя: в конце номера, исполнявшегося перед узким кругом ценителей на сцене, усыпанной лепестками роз, танцовщица оставалась почти полностью обнажённой, по легенде, так было «угодно Шиве».

Мата Хари шпионкаКонечно, современники уверяют, что и танцевать толком она не умела (кстати, в труппу Дягилева, куда она стремилась, ее не приняли), да и красотой особой не отличалась. Впрочем, то же самое уже сколько веков говорят о Клеопатре! Но эти женщины привлекали другим – тем, что сегодня зовется sex appeal, а тогда – шармом. Вся Европа была от Маты Хари без ума. Газета «Курьер франсэ» писала, что, даже оставаясь неподвижной, она околдовывает зрителя, а уж когда танцует, ее чары действуют магически.
Сама Мата Хари претендовала на воспроизведение настоящих священных танцев Востока, якобы знакомых ей с детства, а также мистифицировала собеседников разными другими небылицами романтического характера.
Так, танцовщица утверждала, что она экзотическая принцесса (или дочь короля Великобритании и Ирландии, императора Индии Эдуарда VII и индийской княжны), что у неё есть конь, который позволяет ездить на себе только своей хозяйке.
Мата Хари утверждала, что ее вырастили жрецы храма в Канда Свани, и душа ее была посвящена богу Сва. Из нее готовили танцовщицу, и к тринадцати годам она уже танцевала обнаженной в храме. К счастью, несколько лет назад ее избавил от этой жизни английский офицер, который увидел ее танец и тотчас влюбился в нее… И прочее… прочее…
В начале XX века, в период обострённого интереса к Востоку, к балету и эротике, Мата Хари имела большой успех в Париже, а затем и в других европейских столицах.

В 1905 г. Мата Хари 30 раз выступила в самых роскошных салонах Парижа, в том числе 3 раза в особняке барона Ротшильда. Один из своих величайших триумфов она испытала в августе 1905 г. в прославленном театре «Олимпия».
Маргарет: «Я никогда не умела танцевать. А если люди и приходили на мои выступления, то этим я обязана только тому, что первой отважилась предстать перед ними без одежды».
18 марта 1905 г. газета «Ля пресс» написала: «Мата Хари воздействует на вас не только движениями своих ног, рук, глаз, губ. Не стесненная одеждами, Мата Хари воздействует игрой своего тела».

Мата Хари шпионкаВот что писал 2 мая 1905 г. парижский выпуск «Нью-Йорк геральд»: «Невозможно себе представить более благородную постановку индийской религиозной мистерии, чем это было сделано здесь».
А вот что сказал ее бывший супруг: «У нее плоскостопие, и она абсолютно не умеет танцевать».
В январе 1906 г. она получает двухнедельный ангажемент в Мадриде. Это были ее первые зарубежные гастроли. Затем Мата Хари едет на Лазурный берег – опера Монте-Карло пригласила ее танцевать в балете Массне «Король Лагорский». Это был очень важный момент в ее карьере, ведь опера Монте-Карло, наряду с парижской, относилась к числу ведущих музыкальных театров Франции.
Премьера балета прошла с огромным успехом. Пуччини, находившийся в это время в Монте-Карло, посылает ей в отель цветы, а Массне пишет: «Я был счастлив, когда смотрел, как она танцует!»
В августе 1906 г. Мата Хари отправляется в Берлин. Там она становится любовницей богатейшего помещика лейтенанта Альфреда Киперта. Он приглашает ее в Силезию, где с 9 по 12 сентября проводятся маневры кайзеровской армии.
В конце 1906 г. Мата Хари танцует в венском Сецессионс-зале, а затем в театре «Аполлон». Уступая настойчивым протестам церкви, она вынуждена надевать облегающее трико.
Некий предприимчивый нидерландский сигаретный магнат выпускает сигареты «Мата Хари», широко разрекламировав их следующим образом: «Новейшие индийские сигареты, отвечающие взыскательнейшему вкусу, изготовлены из лучших сортов табака с острова Суматра».
Портреты Мата Хари появляются на почтовых открытках, пачках сигарет и скоро уже на жестяных банках с голландским печеньем. Даже совсем обедневший к тому времени ее отец издал в 1906 году в Амстердаме книгу «История жизни моей дочери и мои возражения ее бывшему супругу». Она продается очень хорошо – к большой выгоде Адама Зелле и к увеличению славы его дочки в Нидерландах.
Расставшись с Кипертом, Мата Хари в начале декабря 1907 г. возвращается в Париж, где снимает номер в фешенебельном отеле «Морис». Она разбогатела и теперь выступает лишь в представлениях, устраиваемых с благотворительной целью. Ее слава соперничает со славой непревзойденной американской танцовщицы Айседоры Дункан.
В январе 1910 г. Мата Хари снова гастролирует в Монте-Карло.

Мата Хари шпионкаС июня 1910 г. и до конца 1911 г. она целиком погружается в личную жизнь. У нее роман с парижским биржевым маклером Руссо, с которым она живет в замке на Луаре. Маргарет до умопомешательства влюбилась в этого человека и ради него готова отказаться от триумфальных выступлений. Но когда дела Руссо пошатнулись, она оставляет его и снимает виллу в живописном парижском предместье Нейи-сюр-Сен.
В это время сбывается ее давнишняя мечта – знаменитый миланский оперный театр «Ла Скала» ангажирует ее на зимний сезон 1911/12 г.
Авторитетная газета «Корьере де ла серра» называет ее мастером танцевального искусства, наделенным даром мимической изобретательности, неисчерпаемой творческой фантазией и необыкновенной выразительностью.
Однако, несмотря на триумф на лучших сценах мира, избалованная танцовщица испытывает денежные затруднения. В летний сезон 1913 г. Мата Хари вновь выступает в Париже, в новом спектакле, поставленном на подмостках «Фоли бержер» она танцует хабанеру. Спектакли снова идут при полных аншлагах.
Весной 1914 г. она опять едет в Берлин, где вновь встречает лейтенанта Киперта. 23 марта 1914 г. она подписывает с берлинским театром «Метрополь» контракт на участие в балете «Похититель миллионов», премьера которого назначена на 1 сентября, но за месяц до намеченной даты премьеры начинается война.
То, что в канун войны, 31 июля 1914 г., Мата Хари находится в Берлине, к тому же ужинает в ресторане с высокопоставленным полицейским чином, впоследствии будет использовано как доказательство ее шпионской деятельности в пользу Германии.
Мата Хари: «Однажды вечером, в конце июля 1914 г., я ужинала в кабинете ресторана с одним из моих поклонников, одним из руководителей полиции фон Грибалем (он руководил зарубежным отделом). Внезапно до нас донесся шум какой-то манифестации. Грибаль, который ничего о ней не знал, вышел со мной на площадь. Перед императорским дворцом собралась огромная толпа. Все выкрикивали: «Германия превыше всего!»

Мата Хари шпионкаМата Хари была успешной куртизанкой и состояла в связи с рядом высокопоставленных военных, политиков и других влиятельных лиц во многих странах, включая Францию и Германию.
Несмотря на богатые подарки, которые она получала от любовников, Мата Хари знала продолжительные периоды недостатка в средствах и делала много долгов. Страстью её была также карточная игра, на которую, возможно, и уходили её деньги.
Во время Первой мировой войны Нидерланды оставались нейтральными, и, будучи голландской подданной, Маргарета Зелле могла ездить из Франции на родину и обратно. Страны были разделены линией фронта, и дорога Маты Хари пролегала через Испанию (где была активна немецкая резидентура) и Великобританию; её перемещения привлекли внимание союзной контрразведки.
По-видимому, Мата Хари была немецкой шпионкой ещё задолго до войны; точные причины и обстоятельства её вербовки до сих пор неизвестны. Некоторые источники полагают, что завербованная в 1914 году немцами Мата Хари занималась в «шпионской школе» в Антверпене, где ей был присвоен кодовый номер «H-21». Другие утверждают, что она и понятия не имела об этой школе.
Но на войне, к тому моменту разразившейся в Европе, важны были не только солдаты и пушки, но и такое тонкое оружие, как шпионаж, тем более если подрядить на это дело обольстительную женщину.
Более четверти века спустя, когда шла уже следующая мировая война, майор в отставке фон Репель, который в первую мировую войну руководил центром военной разведки «Запад», признается, что он был куратором Мата Хари.
Это произошло 24 ноября 1941 г. В письме бывшему сотруднику полковника Николаи, а в дальнейшем начальнику контрразведки рейхсвера, генерал-майору в отставке Гемпу, он писал: «Выйти на Мата Хари удалось через барона фон Мирбаха, который, будучи рыцарем ордена иоаннитов, был придан офицеру-разведчику. Последний как раз порекомендовал Н-21 (кодовый номер Мата Хари) шефу службы III-b. Тогда я еще работал в центре военной разведки «Запад» в Дюссельдорфе и был вызван по телефону к полковнику Николаи в Кёльн, где состоялась первая беседа между Н-21 и полковником Николаи. Как Мирбах, так и я советовали не пускать в Германию Н-21, которая тогда жила в Гааге. Но шеф III-b настоял на своем.»

Мата Хари шпионка

Вернер фон Мирбах, давний поклонник танцовщицы, служил в штабе 3-й армии, которая в 1915 г. сражалась в Шампани. Ему стало известно о бедственном положении Мата Хари, и он решил завербовать ее и сделать агентом отдела III-b, учитывая, что она вращалась в высших кругах Парижа. Его офицер-разведчик, капитан Гоффман, немедленно доложил об этом руководителю службы разведки майору Николаи.
Теперь в дело включается консул Крамер, уже знакомый с Мата Хари. По его мнению, она не откажется от хорошо оплачиваемой секретной службы, и Николаи дает указание вызвать ее в Кёльн.
Положение на фронте в это время было тяжелым, к тому же немцы опасались скорого наступления противника, так что нужно было спешить. Мата Хари сумела расположить к себе офицеров секретной службы, и Николаи приказывает немедленно приступить к ее обучению по ускоренной программе.
Майор фон Репель впоследствии вспоминал: «В дальнейшем Мата Хари часто рассказывала мне, что ее заметили уже при переходе границы в Зевенааре. Среди сопровождавших ее людей была горничная-мулатка из Индии, которая, быть может, тоже играла двойную роль. Шеф 111-Ь откомандировал Н-21 из Кёльна во Франкфурт-на-Майне, где ее устроили в гостинице «Франкфурт гоф». А я и фрейлейн доктор Шрагмюллер остановились в отеле «Карлтон».
Я должен был за несколько дней проинструктировать Н-21 по политическим и военным вопросам. Фрейлейн доктор должна была определить время поездки Н-21, а также проинструктировать ее относительно ведения наблюдений и способов передачи информации.
Когда мы начали инструктаж по применению особых химических чернил, в помощь мне был прислан г-н Хаберзак из разведцентра в Антверпене. В дальнейшем мы вдвоем стали обучать ее химической переписке текстов и таблиц.
Тогда же состоялся разговор с руководителем III-b. Он состоялся в гостинице «Домхотель», недалеко от Кёльнского собора. При разговоре присутствовали только фрейлейн доктор и я. Получив новые задания, мы вернулись во Франкфурт-на-Майне.

Мата Хари шпионкаСтарший официант отеля «Франкфурт гоф» раньше работал старшим официантом в парижском отеле «Ритц». Он сразу узнал Мата Хари и, как мы узнали на следующий день, вечером пригласил ее в гости к себе домой. По возможности я должен был проводить инструктаж Мата Хари за городом, под видом прогулок, когда за нами никто не наблюдал. Во время одной из таких прогулок она сказала, что, наверное, ей не стоило ходить в гости к обер-кельнеру и что интерес к ней этого человека вообще внушает ей сильные опасения. Похоже, что она еще с парижских времен задолжала ему какие-то деньги: я своими глазами видел, как она передавала ему чек».
По окончании инструктажа Мата Хари уехала обратно в Гаагу. Ее первым заданием было выяснение в Париже ближайших планов наступления союзников. Кроме того, во время поездки и пребывания в районах, представляющих интерес в военном отношении, она должна была фиксировать, где происходят передвижения войск. Ее обязали поддерживать постоянную связь с двумя координационными центрами германской разведки против Франции: с центром «Запад» в Дюссельдорфе, руководимым Майором фон Репелем, и агентурным центром германского посольства в Мадриде, возглавляемым майором Арнольдом Капле.
Вскоре после возвращения Мата Хари навещает консул Крамер. Позднее, на допросе, она рассказала об этой встрече так: «Консулу стало известно, что я запросила въездную визу во Францию. Он начал разговор так: «Я знаю, что вы собираетесь поехать во Францию. Не согласились бы вы оказать нам определенные услуги? Нам бы хотелось, чтобы вы собрали там для нас информацию, которая, на наш взгляд, могла бы нас заинтересовать. В случае вашего согласия я уполномочен уплатить вам 20 000 франков».
Я сказала ему, что сумма довольно скромная. Он согласился и добавил следующее: «Чтобы получить больше, вы должны сначала доказать, на что вы способны».
Я попросила немного времени на раздумье. Когда он ушел, я подумала о своих дорогих шубах, задержанных немцами в Берлине, и решила, что будет справедливо, если я вытяну из них максимум того, что смогу. Поэтому я написала Крамеру: «Я все обдумала. Можете принести деньги».
Консул пришел немедленно и выплатил обещанную сумму во французской валюте. Он сказал, чтобы я писала ему чернилами для тайнописи. Я возразила, что это будет для меня неудобно, поскольку теперь мне придется подписываться своим настоящим именем. Он ответил, что есть такие чернила, которые никто прочесть не сможет, и добавил, чтобы я подписывала свои письма Н-21. Затем он передал мне три небольших флакона, помеченных цифрами 1, 2, 3. Получив от месье Крамера 20 000 франков, я вежливо выпроводила его. Уверяю вас, что из Парижа я никогда не написала им и полуслова. Кстати говоря, эти три флакона, вылив их содержимое, я бросила в воду, едва наш пароход подошел к каналу, идущему из Амстердама в Северное море».

Мата Хари шпионкаПрибыв в Париж, она снимает номер в «Гранд-отеле» и приступает к выполнению своей миссии. Встречаясь со старымми знакомыми, она пытается в светской болтовне узнать у них всевозможную, интересующую немецкую разведку, информацию. Среди ее друзей и бывший военный министр Адольф Мессими, и лейтенант Жан Аллор, который служит в военном министерстве, наконец, и Жюль Камбон, генеральный секретарь министерства иностранных дел.
Ночью она тоже не теряет зря времени, встречаясь со многими французскими и британскими офицерами. Вскоре у нее складывается довольно полная картина намерений союзников на германском фронте. В конце года она сообщает германскому агенту, что, по крайней мере в ближайшее время, французы не планируют наступательных операций. Это донесение подтверждает информацию, полученную из других источников. Поэтому германское командование готовит очередное наступление лишь к началу 1916 г.
Германская секретная служба тем временем начинает дезинформационную операцию. Она распространяет всевозможные слухи и инсценирует передвижения войск, создавая впечатление, будто немецкое командование готовит крупное наступление одновременно в Эльзасе и Фландрии. С помощью этих отвлекающих маневров руководству германской армии удается скрыть подготовку к наступлению на Верден, намеченному на февраль 1916 г.
Из Парижа Мата Хари отправляется в Испанию. Эта поездка носила разведывательный характер – она получила задание провести наблюдения на железнодорожных узлах Центральной и Южной Франции за перемещением военных эшелонов и за скоплениями войск.
11 января 1916 г. Мата Хари достигает франко-испанской пограничной станции Андэй, и через сутки она прибывает в Мадрид. Мата Хари останавливается в «Палас-отеле» и связывается с военным атташе германского посольства, майором Калле, чтобы передать информацию о том, что она видела и слышала во время путешествия. Эта информация, видимо, показалась майору настолько важной, что он распоряжается немедленно передать ее консулу Крамеру в Амстердам. Радиограмма, как всегда, шифруется кодом министерства иностранных дел.
Никто не догадывается, что британская служба радиоподслушивания перехватывает его донесение и передает его в Room 40. Расшифровка германских радиограмм теперь не представляет для англичан особого труда, поскольку Александр Сцек из немецкого радиоцентра в Брюсселе между ноябрем 1914 г. и апрелем 1915г. постепенно переписал и передал британской разведке всю кодовую книгу германского МИД.
Британская разведслужба МИ-б может без особых затруднений установить, какой именно агент поехал из Парижа через Андэй в Мадрид, чтобы сообщить о своих наблюдениях военному атташе Калле.

Мата Хари шпионкаВ действительности перехваченная радиограмма лишь подтверждает выводы, сделанные службой МИ-б, что Мата Хари завербована германской разведкой. После беседы в Мадриде она через Португалию возвращается в Гаагу, где ее с нетерпением ожидает старый друг, барон ван дер Капеллен.
В 1916 г. у французской контрразведки появились первая информация о её причастности к работе на Германию; узнав об этом, Мата Хари сама явилась во французские спецслужбы и предложила свои услуги им, случайно назвав, между прочим, имя одного из своих любовников, хорошо известного её собеседникам как немецкого агента-вербовщика.
По другой версии французам помогла любовь, которая пришла к Мата Хари в 1916 году. Ей было уже 40, ему – 21, он был ровесником ее давно умершего сына. Летчик Вадим Маслов, воевавший во французской авиации, был русский: для Маты Хари национальность не значила ровным счетом ничего. Она полюбила его со всей страстью опытной женщины, к которой примешивалось материнское чувство, его ответная любовь сыновней, конечно, была только отчасти.
Влюбленные собирались пожениться, но Вадима в 1916 году отправили на фронт, где он был тяжело ранен и потерял глаз. Он лежал в прифронтовом госпитале. Чтобы добраться до возлюбленного, Мата Хари обратилась к французским военным властям, и те поставили ей условие: добыть секретные данные у ее высокопоставленных немецких знакомых. Отчаянно нуждаясь в деньгах на лечение Вадима, женщина согласилась.
Французы отправили её в начале следующего года с незначительной миссией в Мадрид, и подозрения в шпионаже окончательно подтвердились: был перехвачен радиообмен немецкого агента в Мадриде с центром, где тот указал, что перевербованный французами агент H-21 прибыл в Испанию и получил от немецкой резидентуры указание вернуться в Париж. Возможно, что радиоперехват был специально рассекречен немецкой стороной, чтобы избавиться от двойного агента, выдав его противнику.
13 февраля 1917 г. Мата Хари, тотчас же по возвращении в Париж, была арестована французской разведкой и обвинена в шпионаже в пользу противника в военное время. Ее помещают в тюрьму Фобур-Сен-Дени в Сен-Лазаре.
Она немедленно подает прошение руководству тюрьмы: «Я невиновна и никогда не занималась какой-либо шпионской деятельностью против Франции. Ввиду этого прошу дать необходимые указания, чтобы меня отсюда выпустили».
На допросах у следователя Бушардона, растянувшихся на целых четыре месяца, присутствует только писарь, солдат Бодуэн. Адвокат Мата Хари Клюнэ допускается только на первый и последний из 14 допросов, соответственно 13 февраля и 21 июня 1917 г.

Мата Хари шпионка

В материалах дела, помимо перехваченных радиограмм, имеется информация о результатах наблюдений агентов капитана Ладу (шефа французской контрразведки), подтверждение Дисконт-банка о получении Мата Хари денег, присланных из-за рубежа, ее личные документы и доказательства ее попыток вернуться в Нидерланды, а также результаты анализа содержимого подозрительного тюбика и флакон чернил для тайнописи, которые можно приобрести только в Испании.
Мата Хари: «Это просто щелочной раствор, он используется для интимных целей. В прошлом декабре мне его прописал один мадридский врач».
Деньги, полученные ею через Дисконт-банк, по ее показаниям, высланы бароном ван дер Капелленом. Следователь спрашивает: «Когда вы в первый раз пришли в бюро нашей контрразведки на бульваре Сен-Жермен, 282, были ли вы в то время немецкой шпионкой?»
Мата Хари отвечает: «То обстоятельство, что я была в близких отношениях с некоторыми лицами, никоим образов не означает, что я занималась шпионажем. Я никогда не занималась шпионажем в пользу Германии. За исключением Франции, я не шпионила ни для одной другой страны. Будучи профессиональной танцовщицей, я, естественно, могла общаться и с некоторыми людьми в Берлине, но без тех мотивов, которые вы, видимо, связываете с этим. К тому же ведь я сама назвала вам имена этих людей».

Мата Хари шпионкаВо второй половине апреля 1917 г. французам удается расшифровать несколько германских радиограмм, перехваченных станцией подслушивания на Эйфелевой башне и имеющих отношение к деятельности агента Н-21.
Следователь Бушардон: «Внезапно все дело представилось мне абсолютно ясным: Маргарет Зелле снабдила майора Калле целым рядом сообщений. Какими именно? Думаю, что не могу их огласить, поскольку все еще связан служебной присягой. Могу сказать только одно: они расценивались, в особенности нашим центром, как информация, отчасти содержащая важные факты. Для меня же они служили подтверждением того, что эта шпионка так или иначе была связана с определенным числом офицеров и что ей хватило хитрости задавать им некоторые вполне конкретные, и притом коварные, вопросы. Ее связи в других кругах позволяли ей получать информацию о политической ситуации в нашей стране».
Но Мата Хари продолжает настаивать на том, что в Мадриде работала только для Франции и выманила у германского майора Калле важные сведения.
Капитан Бушардон, следователь:«Ведь вы же не могли действовать иначе. Вам стало трудно продолжать жить в Мадриде и по-прежнему встречаться с майором Калле. Поскольку вы знали, что в любое время можете попасть в поле зрения наших агентов, вам поневоле пришлось задумываться, каким образом вы сможете объяснить все это в случае необходимости. Таким образом, с целью мотивировать свои посещения майора и рассеять наши подозрения вы неизбежно должны были делать вид, будто подбрасываете французам определенную информацию. Это основной принцип любой шпионской игры. Вы слишком умны, чтобы не учитывать этого».
Суд над ней, начавшийся 24 июля 1917г., был устроен при закрытых дверях. Шесть судей военного трибунала принадлежали к разным родам войск.
Защитник мэтр Клюнэ безуспешно пытается найти свидетелей для защиты. Только два ее бывших любовника, посол Жюль Камбон и высокопоставленный чиновник министерства иностранных дел Анри де Маргери, нашли в себе мужество, чтобы лично высказаться в пользу обвиняемой.
Бывший военный министр генерал Адольф-Пьер Мессими, который тоже был в любовной связи с Мата Хари , сообщил суду в письменном виде, что «она (Мата Хари) не выманивала у него никакой (военной или политической) информации и не пыталась этого делать». Но свидетельство Мессими не имело значения, потому что председательствующий судья Альбер Сомпру отказался назвать имя генерала.
Ей инкриминировалась передача противнику сведений, приведших к гибели нескольких дивизий солдат. Андре Морне, государственный обвинитель в своей речи, в частности, сказал: «Вред, который нанесла эта женщина, неописуем. Она, вероятно, величайшая шпионка нашего века.»

Мата Хари шпионка

Французское тюремное фото Мата Хари

Предъявленное на процессе описание ее передвижений и встреч называет в числе гостей Мата Хари в августе 1916 года среди прочего: французского лейтенанта «около тридцати лет, в пехотном мундире», барона Роберта (Анри) де Маргери, двух ирландских офицеров Джеймса Планкетта и Эдвина Сесила О`Браейна, «двадцатилетнего ирландского офицера» Джеймса Стюарта Фернье, бельгийского генерала Баумгартена и «одного британского капитана».
Когда на процессе ее спросили, почему она общалась почти исключительно с военными, которые могли давать ей сведения о перемещениях войск и военных планах, Мата Хари с потрясающеой откровенностью ответила: «Я люблю офицеров. Я любила их всю жизнь. Я лучше буду любовницей бедного офицера, чем богатого банкира. Мое самое большое наслаждение – спать с ними, не думая о деньгах. Еще я люблю сравнивать разные нации. Кроме того, все эти господа заботились обо мне, и я говорила им «да» от всего сердца. Они уходили от меня удовлетворенными, ничего не говоря мне о войне.»
Герхард Хиршфельд в своей статье «Мата Хари – величайшая шпионка ХХ века?» пишет: «Конечно, это не вся правда. Еще больше, чем бедного офицера, любила Мата Хари офицера богатого, гарантировавшего ей безоблачное будущее. Но настоящая шпионка, знакомящаяся с военными ради получения информации о текущем положении на фронте, о военных планах или даже о настроениях на фронте, поступала бы совсем по-другому. Она не позволила бы, чтобы любовные приключения мешали ее профессиональной деятельности и вообще поставили бы ее под сомнение.»
Мата Хари не нашла способа убедить суд в ее невиновности. Она безуспешно настаивала на том, что ее контакты с немцами были лишь любовными, но не могла развязать противоречия в ее показаниях об этих краткосрочных, но хорошо просчитанных и принесших материальную выгоду встречах.

Мата Хари шпионкаКак «международная женщина» – так назвала себя обвиняемая в одном из выступлений – она не обязана быть лояльной Франции, и она может иметь друзей и в тех странах, с которыми Франция ведет войну. Для консервативных судей военного трибунала такое заявление представляется просто ужасным перед лицом борьбы, которую Франция ведет за само свое сущестование как нации.
При оценке свидетельских показаний обвинитель Андре Морне умело приплел это замечание, чтобы еще более очернить обвиняемую. Одновременно характеристика, данная ей Морне, в наиболее открытом виде иллюстрирует тот упрек, который предъявило французское общество времен войны женщине, инстинктивно сопротивлявшейся «новому моральному порядку» (Джули Уилрайт) этого общества: «Эта г-жа Зелле выступает против нас как одна из тех международных женщин (… ), которые стали для нас опасными с началом войны. Легкость, с которой она может общаться на нескольких языках, особенно на французском, ее многочисленные любовные связи, ее изощренное коварство, ее смелое поведение, ее примечательный ум, ее врожденная или приобретенная аморальность – все это делало ее подозрительной.»
Несомненно, да, подозрительной, но виновной ли? Несмотря на все смягчающие обстоятельства и оправдательные свидетельства для обвинителя Морне ясно, что Мата Хари нанесла «неописуеый вред». Но как измерить этот вред?
Один из участвовавших в процессе военных судей после войны попытался подбить баланс этого вреда – с явно спекулятивным результатом. В письме к автору книги «Les Espionnes a Paris» (1922 г.) Эмилю Массару капитан жандармерии Жан Шатен через пять лет после процесса заявлял: «Я опираюсь на доказательства, которые были у меня на руках, и на признание этой грязной шпионки, когда утверждаю, что, возможно, пятьдесят тысяч детей нашей родины на ее совести, не считая тех, кто находился на борту судов, потопленных в Средиземном море, несомненно, благодаря информации, переданной Н-21.»
Но ни предъявленные обвинением улики, ни показатели свидетелей, ни путаные «признания» Мата Хари о том, что она передавала немецкой стороне лишь «не имеющую ценности информацию» не позволяет сделать такой вывод.
Однако и для всех прочих судей виновность обвиняемой не подлежит сомнению. Большинство ответило положительно на все восемь вопросов о предполагаемой шпионской деятельности Мата Хари «ради пользы вражеских операций». Лишь один судья дал ответ «нет» на три пункта обвинения, но, в конце концов, и он согласился со смертной казнью.
Ей вынесли смертный приговор и обязали оплатить судебные издержки.
Услышав приговор, Мата Хари закричала: «Это невозможно! Это невозможно!»
Клюнэ, ее адвокат, падает перед президентом Пуанкаре на колени и безуспешно умоляет главу государства помиловать его подзащитную. Прошение о помиловании президенту Французской Республики было отклонено. Во время ужасной войны и на фоне массовой смерти тысяч французских солдат смерть одной иностранной шпионки для Пуанкаре вполне приемлема, потому он отклонил прошение.
Парижские газеты с удовлетворением писали о победе французского правосудия. «Le Goulois» комментировала казнь «продажной шпионки, заплатившей за свою вину перед обществом», указывая одновременно на казни других женщин-шпионок и иностранок в Венсане, Лионе, Марселе, Гренобле и Бельфоре. Это знак настоящего равноправия мужчин и женщин: женщины «заслуживают того, чтобы выполнять равную с мужчинами работу и получать такое же равное наказание».
Нидерландская подданная Маргарета Зелле расстреляна на стрельбище крепости Венсан в Париже 15 октября 1917 г.

Расстрел Мата Хари

Расстрел Мата Хари

О Мате Хари написаны десятки книг, ее облик запечатлели такие кинодивы, как Грета Гарбо, Марлен Дитрих, Сильвия Кристель, Жанна Моро, ей посвятил балет Массне, к ее ногам склонялись высшие военные чины Франции и Германии, но кто бы она ни была – авантюристка, шпионка или просто ищущая любви, славы и денег женщина, она сумела совершить высшее, на что способен человек, – достойно встретить смерть.
Британский репортер Генри Уэлльс из «Интернэшнл ньюс сервис» подробно описывает эту экзекуцию. Когда за ней пришли в камеру тюрьмы Сен-Лазар, где она содержалась в ужасных условиях, Мата Хари попросила разрешения написать два письма, надела туфли на высоких каблуках, черное бархатное пальто, шляпу с черной шелковой лентой, натянула черные замшевые перчатки и спокойно сказала: «Я готова».
На месте казни уже стояла расстрельная команда из 12 зуавов с оружием на изготовку. Мата Хари отказалась завязать глаза, послала своим палачам воздушный поцелуй, и больше у нее в лице не дрогнул ни один мускул.
Упавшей на землю женщине унтер-офицер сделал контрольный выстрел в левый висок…
Тело Маты Хари не было востребовано никем из её родственников и поэтому было передано в анатомический театр. Её голова была забальзамирована и сохранена в Музее анатомии в Париже.
В 2000 году архивариусы обнаружили, что голова исчезла. По мнению специалистов пропажа могла произойти ещё в 1954 году, когда музей переехал. Отчёты, датированные 1918 годом, показывают, что музей получил также остальные части тела Маты Хари, но отчётов об их точном местонахождении нет.
Новость о том, что известная танцовщица была казнена как шпионка, немедленно вызвала немало слухов.
Один из них — это то, что она послала воздушный поцелуй своим палачам, хотя более вероятно, что она послала воздушный поцелуй своему адвокату, который был свидетелем на казни и её любовником. И её предсмертные слова были: «Merci, monsieur».
Другой слух утверждает, что, в попытке отвлечь палачей, она сбросила с себя пальто и представила взору солдат своё обнажённое тело. «Проститутка — да, но предательница — никогда», — произнесла она.
В 1934 году статья в журнале «Нью-Йоркер», однако, сообщила, что на самом деле во время казни на ней был надет «изящный костюм, сделанный на заказ специально для этого случая, и пара новых белых перчаток». Хотя другой источник указывает, что на ней был надет тот же самый костюм, блузка с большим вырезом и шляпа-треуголка, которые были выбраны для неё обвинителями на время судебного процесса и которые составляли её единственный чистый и полный туалет в тюрьме…
Большинство историков считает, что вина Мата Хари (то есть эффективность её как разведчицы) была сильно преувеличена; едва ли сведения, реально добытые ей (если таковые вообще имелись), представляли серьёзную ценность для той или иной стороны. Историк Е. Б. Черняк акцентировал внимание на связях Мата Хари с представителями французской военной и политической элиты, опасность огласки которых могла повлиять на вынесение ей смертного приговора.
Майор фон Репель: «Что касается успехов, которых добилась Н-21, то на этот счет мнения сильно расходятся. Я считаю, что она умела очень хорошо наблюдать и составлять донесения, поскольку была одна из самых умных женщин, каких я когда-либо встречал. Два или три письма, которые я получил от нее, содержали, насколько помнится, не очень значительные сообщения, написанные симпатическими чернилами. Но я вполне допускаю, что ее действительно важные донесения перехватывались и вообще не доставлялись дальше. Она наверняка занималась шпионажем в пользу Германии, и я считаю, что ее расстрел французами, к сожалению, был оправданным».
Роль великосветской шпионки, сыгранная ей с совершенным бесстрашием и приведшая к трагической гибели, вписалась в творимую ей «кинематографическую» биографию экзотической танцовщицы и «роковой женщины»; это обеспечило Мата Хари куда большую известность, чем другим, более эффективным разведчикам (и разведчицам!) XX века.

Танец со смертью (Мата Хари),
скульптура из песка
авторы: Яссер Курди(Сирия) и Сергей Хромцов (СПб)

Что отличает дело Мата Хари от десятков других похожих случаев шпионажа или подозрений в нем, то это быстрое превращение его в инструмент пропаганды и у немцев, и у союзников. Уже 16 октября телеграфное бюро Вольфа в своем сообщении о казни Мата Хари обвинило французов (и тем самым – всех союзников) в двойной морали, напомнив о протестах и выступлениях, организованных в свое время правительствами Антанты в своих странах и среди общественности нейтральных стран против казни немцами английской монахини и медсестры Эдит Кэвелл в октябре 1915 года в оккупированной Бельгии.
Кэвелл (действительно помогавшая бегству английских солдат из плена и входившая в группу бельгийского сопротивления) тоже была обвинена в шпионаже и приговорена к смерти.
Допускаемая тут (и абсурдная) параллель между двумя случаями на всю войну стала играть большую роль в пропаганде обеих враждующих сторон, а также и в нейтральной прессе: с одной стороны – мужественная мученица и популярная героиня сопротивления, борец за дело союзников, а с другой – невиновная, возможно, несколько наивная артистка, ставшая жертвой французской юстиции ради удовлетворения кровожадной общественности.
На роль немецкой героини Мата Хари никак не подходила, но зато вполне устраивала немцев, чтобы вызывать сомнения в якобы более высокой морали стран Антанты…
В 2001 году голландские юристы подняли вопрос о пересмотре дела Маты Хари, доказывая, что она стала невинной жертвой политического заговора. Ссылаясь на документы, найденные в Германии, адвокаты утверждают: да, она брала деньги у французской и германской элиты, но за любовь, а не военные тайны. Материалы судебного процесса будут обнародованы в 2017 году.
Франция, которая через сто лет после «дела Дрейфуса» пожелала смыть с себя клеймо антисемитизма, возможно, захочет вернуть и доброе имя женщине, чья единственная вина могла состоять в том, что ее слишком любили мужчины…
Пуля зуава, поразившая холодным утром 15 октября 1917 года сердце Греты Зелле, обессмертила Мату Хари. В истории — о чем бы мы или наши потомки ни узнали из секретного досье в 2017 году — она останется одной из самых загадочных, мифических и обольстительных женщин.
Тех, кто неподвластен времени…

Источники информации:
1. Сайт Википедия
2. «Русский след в истории Маты Хари»
3. Сайт Люди.ru
4. Умнов М.И. «Всемирная история шпионажа»
5. Герхард Хиршфельд «Мата Хари – величайшая шпионка ХХ века?»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *