НАВЕРХ

Рады, что Вы с нами!

Загрузка поиска

ПОДПИСКА НА RSS







Яндекс.Метрика


Сен-Жермен

Граф Сен-ЖерменГраф Сен-Жермен (фр. Le Comte de Saint-Germain, ок. 1696—1784 гг.) — авантюрист эпохи Просвещения, дипломат, путешественник, алхимик и оккультист.
Происхождение графа Сен-Жермена, его настоящее имя и дата рождения неизвестны. Владел почти всеми европейскими языками, а также арабским и древнееврейским.
Сен-Жермен обладал обширными познаниями в области истории и химии, занимался «улучшением» бриллиантов, алхимическим получением золота.
Выполнял дипломатические миссии, пользуясь одно время доверием короля Людовика XV.
Чаще всего именовал себя графом Сен-Жерменом, хотя и представлялся иногда под другими именами (в разных странах Европы граф Сен-Жермен использовал следующие имена: генерал Салтыков, принц Ракоши, граф Цароги, маркиз де Монферат, граф де Беллами, граф де Вельдон).
С именем графа Сен-Жермена было связано множество вымыслов и легенд, во многом из-за которых он остался одной из самых загадочных фигур в истории Франции XVIII века.
Говорят, что его возраст - более полутора тысяч лет...
Его блестящие ораторские способности и таинственный образ жизни интриговали общество...
Масоны считают его хранителем всех тайн мира...2
Сен-Жермену посвящено много книг, как восторженно-идеалистических панегириков, так и относительно объективных исследований. Сохранилось много мемуарной литературы, авторы которой либо лично встречались с Сен-Жерменом, либо контактировали с другими людьми, знавшими его.
Однако подлинных документов, принадлежавших человеку-загадке или впрямую связанных с его именем, до наших дней уцелело крайне мало. Свое мрачную роль тут сыграли события бурной французской истории.

В 1871 году, в дни Парижской Коммуны, в здании городской полицейской префектуры вспыхнул пожар. Самое печальное, что сгорела библиотека, в которой целый зал был отведен под вещи и документы, связанные с именем Сен-Жермена.
Более 20 лет эта коллекция собиралась по личному указанию императора Наполеона III, там хранился ряд уникальных источников, имевшихся в единственном экземпляре: документальные свидетельства и дневники современников лжеграфа, его письма и личные вещи.
Большинство из них, увы, так и не попали в руки историков...
Одним из главных источников о «французском» периоде являются «Воспоминания» графини д’Адемар, которая долгое время была фрейлиной королевы Марии-Антуанетты. После революции она эмигрировала и, поскитавшись по Европе, очутилась в России.
Там, в Одессе, летом 1822 г. она и умерла, будучи уже в весьма преклонном возрасте. Среди немногих вещей покойной была и засаленная рукопись ее воспоминаний, которые увидели свет в 1836 г. под редакцией барона де Ламот-Лангона.3
Достоверных сведений о происхождении Сен-Жермена не существует. Наиболее распространённой версией является, что он был португальским евреем.
По словам А. Ф. Строева, типичный авантюрист — «человек без отчизны, без роду и племени, без возраста, подобно «бессмертному» графу Сен-Жермену, про которого так и неизвестно,  Ференц I Ракоцииспанец он, португальский еврей, француз или венгр, если не русский».
В письме датскому королю Фредерику V Сен-Жермен писал:
«По мужской линии я веду свой род от младшего сына короля, царствовавшего в восьмом веке…
Мои беды и беды тех, кто был свидетелем моего рождения, принуждают меня умолчать об Отчизне моей и подлинном Имени…».
Ландграф Карл Гессенский передаёт со слов Сен-Жермена:
«Он поведал мне о том, что, вне всякого сомнения, был плодом брачного союза принца Ракоци из Трансильвании с первой его женой по имени Текели.
Совсем еще ребенком отдан он был на попечение в дом последнего герцога де Медичи (Джовано Гасто — великого герцога Тосканского — последнего представителя знаменитого флорентийского рода), который обожал младенца и укладывал его на ночь в своей опочивальне.
Когда же подросший Сен-Жермен узнал о том, что два его брата, сыновья принцессы Гессен-Ванфридской (Рейнфельсской), оказались подданными императора Карла VI и получили по титулу, называясь отныне Санкт-Карлом и Санкт-Элизабетом, то решил наречь себя Sanctus Germano, то есть Святым Братом.
Я, конечно же, не обладаю достаточными сведениями, чтобы доказать его высокое происхождение, однако о могущественном покровительстве герцога де Медичи, оказанном Сен-Жермену, я премного осведомлен из другого источника».
Чезаре Канту, библиотекарь главного Миланского книгохранилища, имевший доступ к Миланским архивам, также сообщает в своем труде «История Италии», что Сен-Жермен был сыном принца Ракоци Трансильванского и, что ему покровительствовал последний великий герцог Тосканский (де Медичи), который и дал Сен-Жермену хорошее образование.
Сен-Жермен также слыл внебрачным сыном португальского короля либо принцессы Пфальц-Нейбургской, вдовы последнего испанского Габсбурга Карла II.
Граф Карл Кобленцский в письме от 8 апреля 1763 года к премьер-министру принцу Кауницкому:
«Мне он (Сен-Жермен) показался самым оригинальным из всех людей, которых я имел счастье знать ранее.
О происхождении его я затрудняюсь говорить с уверенностью. Однако, я вполне допускаю, что он может быть отпрыском весьма известной влиятельной фамилии, по той или иной причине скрывающий свое происхождение.
Обладая огромным состоянием, он довольствуется весьма малым и живет очень просто и незатейливо.
Ему известны, по-видимому, все науки.
И вместе с тем в нем чувствуется человек справедливый и порядочный, обладающий всеми достойными похвалы душевными качествами».
Сен-Жермен, как утверждается в «Chroniques de l’Oeil de Boeuf», говорил графине де Жанлис:
«Семи лет от роду я прятался в лесах, и за мою голову была назначена награда.
В день моего появления на свет моя мать, которую мне так и не суждено было больше увидеть, повязала мне на руку талисман со своим портретом».
Сен-Жермен, как сообщает автор, показал этот портрет собеседнице.
А вот еще вариант происхождения графа Сен-Жермена: «В III веке он родился в Англии в семье эмигрантов из Рима под именем Албануса. Юношей отправился в Рим, вступил в римскую армию, в течение семи лет покорил немало народов и отличился воинской доблестью.
В Риме стал масоном, после чего вернулся в Англию, где был комендантом крепости и имперским казначеем.
Людовик XVВ V веке он жил в Константинополе под именем Прокл, достиг невиданной славы как философ, последователь Платона, утверждавший, что реально существует только один мир идей.
В XIII веке он был францисканским монахом Роджером Бэконом, реформатором теологии.
В XIV веке он жил под именем Христиан Розенкрейц, и основал тайное общество розенкрейцеров.
Пятьюдесятью годами позже появился в Венгрии Хуньяди Яношем, где был выдающимся полководцем.
Около 1500 года граф снова стал монахом, его звали Робертус, и жил он в центральной Европе.
В 1561 году граф Сер-Жермен родился как Фрэнсис Бэкон, что было, по одной из версий, тайным псевдонимом Шекспира.
Столетием позднее он принял рождение как Йозеф Ракоци, принц Трансильвании.
Он скрывался и под именем барона Хомпеша, бывшего последним из рыцарей святого Иоанна Мальтийского и организовавшего передачу острова Мальта, столицы масонов мира, англичанам.   
Кем он только ни был!
Одно из самых таинственных его воплощений: колдун Мерлин при дворе основателя Англии, рыцаря Круглого Стола, короля Артура.
А еще - граф Цароги, маркиз де Монферат, граф Белламар в Венеции, шевалье Шенинг в Пизе, шевалье Уелдон в Милане, граф Салтыков, живший в Генуе, некий сеньор Гуальди, шокировавший чудесами венецианское общество.»2
Появляясь в Париже в разные десятилетия, граф Сен-Жермен всегда выглядел человеком одного и того же возраста, сорока пяти лет. Он был необыкновенно красив и аристократичен.
Вот что пишут о нем современники:
«Его огромная эрудиция и лингвистические способности не подлежат сомнению: он говорил на английском, итальянском, французском, испанском, португальском, немецком, русском, шведском, датском и многих славянских и восточных языках с такой же легкостью, как и любой уроженец этих стран.
Он был лет сорока пяти, лицо смуглое, одухотворенное, отмеченное признаками высокого интеллекта. Черты правильные, глаза проницательные, волосы черные, осанка величественная.
Одевался граф Сен-Жермен просто, но со вкусом.
Единственное, что он позволял себе, это ослепительные бриллианты на руках, табакерке, часах и на пряжках туфель».2
Он вел роскошный образ жизни, ездил на званые обеды, на которых ничего не ел, но болтал без умолку. Тон его был чересчур язвительным и безапелляционным, но он всегда блестяще знал то, о чем говорит.
Таким тоном он говорил о событиях двухсот-трехсотлетней давности.
Поговаривали, что ему 300 лет и что он продлил себе жизнь с помощью эликсира вечной молодости. На все просьбы раскрыть секрет его долголетия, он давал находчивые ответы: отрицая, что может вернуть молодость старикам, он ненароком бросал, что знает, как «остановить старение тела».
Для продления молодости он отказывался от любой пищи кроме овсяной каши, и белого мяса цыплят. По большим праздникам выпивал немного вина.
Принимал чрезвычайные меры предосторожности против простуды.
Он любил делать экстравагантные подарки, в основном драгоценности, всем своим друзьям и членам королевской семей.
Современники отмечали, что граф был весьма неплохим художником, а его полотнам добавляло изюминки использование специальной, им же изобретенной краски, мерцающей в полумраке.
Особо удавалось живописцу изображение драгоценных камней на портретах, что, конечно же, было связано с глубокими знаниями в этой области и талантом, несомненно присущим Сен-Жермену.
Он также слыл приличным и разносторонним музыкантом — пел, играл на арфе и скрипке и даже сочинял небольшие оперы. Не чурался он и сочинения стихов, да и в мировой литературе разбирался очень хорошо.5
Мог проводить в глубоком трансе от 37 до 49 часов, и после этого - ответить на любой вопрос, касающийся прошлого, настоящего и будущего, и ни разу не ошибался!
Обладал феноменальной памятью и с одного прочтения запоминал целые страницы текста. Мог писать обеими руками одновременно: одной - стихотворение, а другой - важный дипломатический документ.
Сен-Жермен мог читать запечатанные в конверте письма, превращать металлы в золото, выращивать редкой красоты алмазы. Сохранились довольно достоверные сведения о том, что он умел улучшать драгоценные камни, избавлять их от изъянов и увеличивать жемчужины.2
С 1737 по 1742 год Сен-Жермен находился в Персии при дворе Надир-шаха. Ф. В. фон Бартольд, а также Ламберг заявляли, что здесь он занимался научными исследованиями.
В 1745 году, согласно письму английского писателя Хораса Уолпола (1717—1797 гг.), в Англии Сен-Жермен был арестован по подозрению в шпионаже в пользу якобитов (приверженцы изгнанного в 1688 г. «Славной революцией» английского короля Якова II и его потомков, сторонники восстановления на английском престоле дома Стюартов - примечание автора сайта), а затем освобожден.
В газетах тех времен сообщалось о произошедшем недоразумении. Невиновность его была доказана, а после освобождения он был приглашен на обед к лорду Харрингтонскому, секретарю министерства финансов и казначею Парламента.
С 1745 по 1746 г. Сен-Жермен жил в Вене, где занимал высокое положение. Его лучшим другом был премьер-министр императора Франца I, принц Фердинанд Лобковиц.
Он же познакомил его с французским маршалом Бель-Илем, посланным королем Людовиком XV с миссией к Венскому двору. Бель-Иль и пригласил Сен-Жермена посетить Париж.
Граф Сен-ЖерменМежду 1750 и 1758 гг. Сен-Жермен снова не раз бывал в Вене, где занимался делами не только короля Франции, но и Карла Лотарингского.
В 1755 г. Сен-Жермен, похоже, побывал в Индии, куда он сопровождал еще одного знаменитого авантюриста, генерала Роберта Клайва, заложившего основу британской гегемонии в этом регионе.3
В 1757 году военным министром Франции маршалом графом Бель-Илем Сен-Жермен был представлен великосветскому парижскому обществу. В Париже в число близких друзей Сен-Жермена входила принцесса Иоганна Елизавета Ангальт-Цербстская (мать будущей российской императрицы Екатерины II), а также немецкий дипломат на датской службе барон Карл Глейхен и маркиз д’Урфи.
Барон Глейхен «последовательно прельщался всеми великими чудотворцами» своего времени.
Датский посол во Франции граф фон Ведель-Фрис 24 декабря 1759 г. писал своему министру:
«Я не могу в точности сказать Вам, Милостивый государь, кто он в сущности такой.
Его не знает никто или почти никто.
Он провёл здесь многие годы, оставаясь при этом неразгаданным».
В начале 1760 года граф Сен-Жермен был отправлен королём в Гаагу с секретной миссией. Барон де Гляйхен сообщает, что французский маршал Бель-Иль в разгар Семилетней войны старался заключить сепаратный договор с Англией и Пруссией и разбить тем самым альянс между Францией и Австрией, который держался на авторитете министра иностранных дел Франции — Шуазеля.
Людовик XV, как и госпожа Помпадур, в тайне от Шуазеля поддержал намерения Бель-Иля посредством собственной разведки — Королевского секрета (фр. >Secret du Roi) (тайная разведывательная сеть агентов французского короля Людовика XV, действовавшая с 1745 по 1774 годы. Перед тайными дипломатами ставилось решение тех задач, которые по тем или иным причинам нельзя было ставить перед внешнеполитическим ведомством - примечание автора сайта), часто вступавшего в конфликт с МИД.
Маршал приготовил все необходимые рекомендации, а король лично вручил их Сен-Жермену вместе со специальным шифром.

Важным доказательством политической деятельности Сен-Жермена является дипломатическая переписка между генералом Йорком, английским представителем в Гааге и лордом Холдернессом — в Лондоне, которая, как сообщает Купер-Оукли, находится в архивах Британского Музея.
Генерал Йорк в своем письме от 14 марта 1760 г. писал, что разговаривал с Сен-Жерменом о возможном заключении перемирия между Францией и Англией. На это его уполномочили Людовик XV, мадам де Помпадур и маршал Бель-Иль.
В ответ лорд Холдернесс по поручению короля Великобритании Георга II сообщил что «Сен-Жермен действительно может оказаться уполномоченным к ведению подобных переговоров… Мы также заинтересованы в этом, ибо нам важно все то, что способствует скорейшему продвижению к желанной цели…».
Министр саксонского двора в Гааге Каудербах сообщал, что беседовал с Сен-Жерменом о причинах трудностей, постигших Францию.
По словам Каудербаха, Сен-Жермен был поверенным маршала Бель-Иля, на что имел верительные письма. Сен-Жермен намеревался осуществить планы маршала и мадам Помпадур по заключению договора с Англией через посредничество Голландии, и что для этого у Сен-Жермена установлены отношения с графом Бентинком, президентом Совета Полномочных Представителей провинции Голландии.
Находясь в Голландии Сен-Жермен, 11 марта 1760 г. написал письмо мадам Помпадур в котором говорил:
«Вам должна быть также известна моя преданность Вам, мадам.
Поэтому приказывайте, и я — к Вашим услугам.
Вы можете установить в Европе мир, минуя утомительные и сложные манипуляции Конгресса…»
Французский посол в Голландии граф д’Аффри в донесениях Шуазелю писал о финансовых проектах Сен-Жермена и о том, что тот хотел добиться для Франции огромного займа. По данным П. Андремона, сумма должна была составить 30 миллионов флоринов; денежные дела, с его точки зрения, служили прикрытием дипломатических интриг.
Прусский король Фридрих II Великий заинтересовался предложением Сен-Жермена, однако удивлялся, что послом выбран именно человек, «которого иначе как авантюристом не назовёшь» (qu’on ne saurait envisager que comme aventurier).
Впоследствии Фридрих писал о нём:
«В Лондоне появился еще один политический феномен, которого никто не мог понять.
Этот человек был хорошо известен под именем графа Сен-Жермена. Он состоял на службе у французского короля и находился в столь большой милости у Людовика XV, что тот подумывал о предоставлении ему в дар Шамборского дворца».
Проведав о миссии Сен-Жермена, Шуазель «настоял на публичном дезавуировании Сен-Жермена и высылке его из Голландии».
Из письма английского генерала Йорка к лорду Холдернессу от 4 апреля 1760 г.:
«Герцог Шуазельский, похоже, предпринимает отчаянные попытки дискредитировать этого человека (Сен-Жермена) и помешать его вмешательствам в дела государственной важности».
Из письма посла Франции в Голландии д’Аффри герцогу Шуазелю от 5 апреля 1760 г.:
«Если нам не удастся хоть чем-то его (Сен-Жермена) дискредитировать, то он будет весьма для нас опасен, особенно в сложившейся ситуации».
В итоге Людовик XV отменил полномочия Сен-Жермена. В официальном заявлении посла д’Аффри, опубликованном 30 апреля 1760 г., говорится, что «Его величество приказывает объявить этого авантюриста человеком, не заслуживающим доверия» («reclamer cet aventurier comme un homme sans aveu»).
Шуазель написал д’Аффри (10 мая 1760 г.):
«Я успел уже познакомиться в некоторых газетах с Вашим представлением против так называемого графа Сен-Жермена.
Его, как мне думается, стоит поместить в какой-нибудь французской газете, чтобы эта публикация завершила нашу операцию по дискредитации авантюриста…»
Мадам Оссе в своих мемуарах описала случай, как Сен-Жермен по просьбе короля устранил дефект у алмаза, чем привел того в восторг. На вопросы короля «граф ничего толком не ответил. Однако он подтвердил, что умеет увеличивать жемчужины и придавать им особый блеск».
Этот алмаз король оставил себе на память.
Также она утверждала что «его Величество, видимо, совсем ослеплен талантами Сен-Жермена и временами говорит о нем, словно о человеке высочайшего происхождения».
Граф Сен-Жермен писал Петру Ивановичу Панину, предлагая ему открыть секрет производства золота.
Граф Сен-ЖерменДругой знаменитый авантюрист Джакомо Казанова, соперник Сен-Жермена, которого он называл «чёрным» и критиковал в памфлетах, писал о Сен-Жермене так:
«Этот необычайный человек (Сен-Жермен), прирожденный обманщик, безо всякого стеснения, как о чем-то само собою разумеющемся, говорил, что ему 300 лет, что он владеет панацеей от всех болезней, что у природы нет от него тайн, что он умеет плавить бриллианты и из десяти-двенадцати маленьких сделать один большой, того же веса и притом чистейшей воды».
В своих мемуарах Казанова описал случай, когда ему пришлось в последний раз встретить Сен-Жермена. Это произошло в Турнэ, в доме самого графа.
Граф попросил у Казановы монету, тот дал ему 12 су.
Бросив на неё маленькое чёрное зернышко, Сен-Жермен положил монету на уголь и разогрел его с помощью паяльной трубки.
Спустя две минуты раскалилась и монета.
Через минуту она остыла, и Сен-Жермен дал её Казанове.
«Я стал рассматривать монету. Теперь она была золотой.
Я ни на миг не усомнился в том, что держал в руках свою монету<…>
Сен-Жермен просто не мог незаметно подменить одну монету другой».
Затем добавляет:
«Та монета действительно выглядела золотой, и два месяца спустя в Берлине я продал ее фельдмаршалу Кейту, проявившему большой интерес к необычной золотой монете в 12 су».
(По некоторым непроверенным данным, этот случай подтверждается воспоминаниями некоего шевалье де Зайнгальт, слывшего магом - прим. автора сайта2).
После этого, по мемуарам Казановы, граф предлагал ему превратить в мужчину маркизу д’Юрфе, страстно желавшую этого (и что не получилось у самого Казановы), а также вылечить Казанову от сифилиса, но тот отказался.
После всех своих заявлений Казанова добавляет:
«Как ни странно, как будто помимо моей воли, безотчетно граф изумляет меня, ему удалось меня поразить…»
В 1759—1760 гг. Сен-Жермен обращался к мадам де Помпадур и датскому королю Фредерику V с рядом проектов, в которых предлагал соорудить непотопляемый быстроходный корабль без парусов и безоткатное скорострельное орудие, которым сможет управлять один человек:
«Великие знания позволяют мне творить великие дела. Я совершенно свободен и совершенно независим; но добродетельный и любезный Король Датский своими истинно королевскими добродетелями покорил меня. Я страстно желаю полезно и чудесно служить ему.
Среди прочих великих предприятий, которые я задумал для него, я обещаю отправить его королевский стяг на семипушечном адмиральском корабле в Восточную Индию за месяц или даже скорее, не усложняя конструкцию судна, которому не будут страшны ни Опасности, ни обыкновенные морские Невзгоды…
и самое чудесное, что на нем не будет мачт, кроме дозорной, ни парусов, ни матросов, ибо любой человек будет годен для этой чудесной и новой Навигации.
Я обогатил это удивительное Изобратение пушкой, которая не дает отдачи и потому не нуждается в лафете на Колёсах, которая стреляет в десять раз быстрее, чем любая другая, за тот же Промежуток Времени, которая не разогревается вовсе, которая прицельным выстрелом надвое расщепляет веревку или Волос, и обслуживать которую может один Человек с удивительной быстротой; к тому же она стреляет дальше, занимает очень мало места и другими великими преимуществами обладает.»
В сопровождающей это послание переписке датский посол фон Ведель-Фрис и министр иностранных дел фон Бернсторф замечали: «его проекты показались мне столь обширными, чтобы не сказать парадоксальными, что я хотел избавиться от него, но настойчивые его просьбы принудили меня уступить»… и: «мы, Милостивый государь, не ценим любителей тайн и проектов; как нам представляется, честь Короля настоятельно требует, чтобы публика не подумала, что Его Величество приближает к себе подобных людей…»
Из «Мемуаров» Казановы:
«Граф предоставлял дамам притирания и косметику, которые делали их краше.
Сен-Жермен не вселял в них надежду на омоложение, скромно признавая здесь свое бессилие, но обещал, что они хорошо сохранятся благодаря его настою».
По воспоминаниям барона Глейхена, Сен-Жермен рассказывал о Франциске I с подробностями, котороые мог знать только очевидец, и, заворожив слушателей, проговаривался:
«И тут я сказал ему…».
В это же время у Сен-Жермена появились в Париже подражатели и «двойники»:
«Некий парижский повеса, известный как «милорд Гауэр», был неподражаемым мимом и шатался по парижским салонам, выдавая себя за Сен-Жермена, естественно сильно окарикатуренного.
Однако, многими людьми эта потешная фигура воспринималась за настоящего Сен-Жермена».
Из воспоминаний барона Глейхена:
«Выдумывались и второстепенные персонажи, например, старый слуга графа.
Кардинал де Роан, как-то услышал рассказ об ужине у Понтия Пилата, обращаясь к камердинеру «Сен-Жермена», вернее, к тому, кто выдавал себя за него, спросил правда ли это.
На что тот ответил:
«О нет, монсеньор, это было еще до меня. Ведь я служу г-ну графу всего 400 лет…»».
Сен-Жермен1 января 1760 г. некто «Золтыкоф Альтенклинген», «швейцарский дворянин, по крови московит», отправил из Амстердама императрице Елизавете Петровне письмо на французском языке с предложением открыть в России мыловарные фабрики и исцелять все болезни при помощи тайного знания и алхимии.
Он также предлагал увеличить доходы государства на 10 миллионов.
Не лишено вероятности, что это письмо написано агентом или подражателем направлявшегося в это время в Амстердам Сен-Жермена, который также называл себя Салтыковым (почерк другой, но стиль весьма близок).
Оставив в 1760 году Францию Сен-Жермен отправился в Англию. И здесь Франция потребовала выдать ей Сен-Жермена, но получила отказ.
Из Англии в 1761 г. Сен-Жермен отправился в Пруссию, где содействовал заключению перемирия её с Австрией.
В 1770 году Сен-Жермен был в Ливорно, когда там стоял русский флот. Сен-Жермен был в форме русского офицера, а Алексей Орлов представил его как графа Салтыкова. (?)
В 1762 году, по легенде, восходящей к мемуарам барона де Глейхена, Сен-Жермен посетил Россию по приглашению художника Ротари, где якобы содействовал государственному перевороту, в результате которого на трон взошла Екатерина II, и будто бы дружил с А. Г. и Г. Г. Орловыми.
Биограф Сен-Жермена П. Андремон допускает достоверность этого известия и пытается отождествить Сен-Жермена с итальянским авантюристом Джованни Микеле Одаром (ок. 1719 г. - ок. 1773 г.), действительно участвовавшем в дворцовом перевороте 1762 г., но с точки зрения Строева, такое тождество невозможно.
Известно, что между 1763 г. и 1769 г. у Сен-Жермена был годичный визит в Германию.
Между 1770 г. и 1773 г. Сен-Жермен шесть раз останавливался в Голландии, а именно в городах Убергене, Амстердаме и Гааге.
В Гааге граф жил в старинном замке Цоргфлит, который стоял на том самом месте, где теперь построен Дворец мира. В 1773 году побывал в Мантуе.
В 1773 году, вместе с графом Максимилианом Ламбергским, канцлером императора Иосифа II, посетил Тунис.
Далее Сен-Жермен жил какое-то время в Венеции, Сиене, Милане, Генуе, где вел переговоры о продаже своих рецептов изготовления красок и занимался строительством фабрик.
В 1776 году Сен-Жермен побывал в Лейпциге, где граф Марколини предложил ему высокий государственный пост в Дрездене. Сен-Жермен предложение не принял.
В 1777 году в Германии Сен-Жермен встречался с Д. И. Фонвизиным.
В 1779 году обосновался в Эккернфёрде, в герцогстве Шлезвиг, у знаменитого покровителя алхимиков князя Карла Гессен-Кассельского. Согласно Ж. Ленотру, граф занимался теперь исследованиями, касающихся стойких красителей и лекарствами из трав.
По словам Ленотра, Сен-Жермен, наконец, признался в том, что ему 88 лет.
Тут же, в герцогстве Шлезвиг 27 февраля 1784 года, как следует из записи, сделанной в церковной книге Эккернфёрде, Сен-Жермен умер.
Карл Гессенский в «Мемуарах о моем времени» подтверждает эту дату, хотя сам Карл в это время находился в Касселе.
Но...
Имеются рассказы о том, что Сен-Жермена видели после его смерти в 1784 г., причём ему приписываются различного рода пророчества.
Согласно ряду данных, в 1785 году Сен-Жермен был одним из избранных представителей французских масонов, присутствовавших в Париже на Великом Конгрессе. Также французской стороной были представлены Лафатер, Сен-Мартен, Месмер, Тузе-Дюшанто, Калиостро и др.
Однако, по данным исследования Ш. Порсе, конгресс филалетов, претендовавший на объединение французских и немецких масонов в поисках мистического знания, не получил согласие Калиостро на участие в нём, так как «Великий Копт» претендовал на подчинение всего масонства.
В католическом источнике Cantu Cesare, Gli Eretici d’Italia. Turin 1876 говорится о масонской конференции в Вильгельмсбаде близ Ханау в том же 1785 году, на которой тоже присутствовал Сен-Жермен. Это подтверждается и масонским источником Freimaurer Bruderschaft in Frankreich, Latomia, vol.II.
В 1788 году, французский посланник в Венеции граф Шалоне встречает Сен-Жермена на площади Св. Марка и беседует с ним.
В годы французской революции графа опознали якобы в одной из тюрем, где содержались аристократы. «граф Сен-Жермен, — писал один из них в 1790 году, — все еще находится в этом мире и чувствует себя отлично».
Графиня д’Адемар в своих мемуарах утверждает, что Сен-Жермен якобы являлся ей и некоторым её знакомым неоднократно на протяжении всей жизни вплоть до 1820 г.- «при казни королевы (Марии-Антуанетты, королевы Франции, казнена 16 октября 1793 г. в Париже - прим. автора сайта), потом накануне 18 брюмера (государственный переворот во Франции, состоявшийся 18 брюмера VIII года Республики (9 ноября 1799 года по Григорианскому календарю), в результате которого была лишена власти Директория и было создано новое временное правительство во главе с Наполеоном Бонапартом - прим. автора сайта), потом на следующий день после гибели герцога Энгиенского, в январе 1815 года, накануне убийства герцога Беррийского».
Согласно рассказу графини д’Адемар, граф Сен-Жермен неоднократно предупреждал королеву Марию-Антуанетту о готовящейся революции...
В 1843 г. Франц Греффер описал встречу 1790 года своего брата Родольфа и барона Линдена с графом Сен-Жерменом в Вене. Между ними состоялся разговор, в котором Сен-Жермен якобы сообщил, что «уезжаю в Константинополь, затем отправлюсь в Англию, где подготовлю два важнейших изобретения следующего века: паровоз и пароход. Они будут особенно нужны в Германии».
А в конце добавил:
«В конце нашего века я исчезну из Европы и вернусь в Гималаи.
Там отдохну, мне нужен отдых.
И вновь я появлюсь здесь через 85 лет».
Через 30 лет после его «мнимой смерти» престарелая аристократка мадам Жанлис, хорошо знавшая графа в молодости, встречает этого человека в кулуарах Венского конгресса. Он ничуть не изменился, но, когда пожилая дама с радостными восклицаниями бросилась к нему, он, сохраняя учтивость, постарался не затягивать неожиданную встречу, и больше в Вене его не видели.
Куда осмотрительнее оказался один отставной сановник.
В последние годы правления Луи Филиппа, то есть когда уже почти никого из людей, знавших Сен Жермена лично, не осталось в живых, на одном из парижских бульваров он заметил человека, мучительно напомнившего ему его молодость. Это был Сен-Жермен, все такой же, каким сановник знал его много десятилетий назад.
Но старик не бросился к графу с восклицаниями и объятиями. Он позвал своего камердинера, ожидавшего в карете, и приказал ему повсюду следовать за этим человеком и выяснить, кто он такой.
Через несколько дней старик знал, что человек этот известен в своем кругу под именем майора Фрезера, но, несмотря на свое английское имя, он не англичанин, что живет он один и, кроме двух лакеев и кучера, не держит в доме никакой прислуги.
Соблюдая величайшие предосторожности, через подставное лицо старик обратился к частному детективу. Но тот мог добавить только, что «майор» имеет неограниченные средства, об источнике которых, так же как и о нем самом, ничего не известно.
Воспользовавшись тем, что теперь он знал, когда этот человек выходит по вечерам на бульвары, старик нашел повод якобы случайно познакомиться с ним.
Пару раз они даже поужинали вместе. Как это часто бывает у пожилых людей, о чем бы ни заговаривал старик сановник, мысль его всякий раз невольно возвращалась к прошлому.
- Да, мой молодой друг, когда то кафе это знало лучшие времена. Я имею в виду не кухню и даже не число посетителей, а тех, кто бывал здесь.
- Все изменилось после Конвента.
- Да, после Конвента все изменилось. Кажется, якобинцы вздумали устроить здесь свой клуб, и с тех пор сами стены словно стали другими. А ведь когда то я встречал здесь самого маркиза де Буафи. Он приходил сюда со своим кузеном.
- У маркиза было два кузена, вы имеете в виду Анри?
- Нет, старшего. Его отец или дед, кажется, участвовал в войне за Испанское наследство.
- Это был его дед. Виконт де Пуатье. Прекрасный был наездник.
Лучше не было в его время.
Но жаль, он плохо кончил…
Сановник чуть поднял бровь, что в его время и среди людей его круга понималось как ненастойчивый вопрос, на который равно можно как ответить, так и не заметить его.
Собеседник его предпочел ответить:
- Дело в том, что отец виконта — он служил еще его величеству Людовику XIV — отличалсяГраф Сен-Жермен не то чтобы беспутным нравом, но никогда нельзя было сказать, чего можно ожидать от него.
Он мог, например, пригласить вас на охоту в свое поместье, а потом, когда вы промучаетесь два дня в карете по пути из Парижа в его замок, окажется, что сам он отправился в Нант или еще куда…
-… Но это еще не самое главное, — продолжал тот, кто представился старику как «майор Фрезер», — кто-то при дворе посоветовал виконту выписать камердинера из Саксонии. Не скажу, какой он был камердинер, но более рыжего человека не было, наверное, в то время во всем Французском королевстве.
Виконт почему то очень гордился этим, и однажды на обеде у нидерландского посланника он…
Трудно было представить себе, что так мог говорить человек, не бывший очевидцем того, о чем он рассказывал. Это были странные встречи, где воспоминаниям о прошлом предавался, казалось, не старик, а младший собеседник.
Даже когда речь заходила о самых отдаленных временах и далеких странах, невозможно было отделаться от ощущения, что он говорит о том, что видел и слышал сам.
В свое время многие, кто беседовал с Сен-Жерменом, отмечали эту же особенность его рассказов.
Старик слушал голос этого странного человека, вглядывался в его лицо и, казалось, переносился на полвека назад. Самого его не пощадило время, и это давало ему горькую привилегию быть неузнанным тем, кто когда то, возможно, знал его.
Но во всяком скольжении, во всяком хождении по краю есть великий соблазн. И однажды, это было во вторую или третью их встречу, старик не выдержал.
Он сказал, что в ряду великих людей его времени ему привелось встречаться и знать самого Сен-Жермена.
Собеседник его пожал плечами и заговорил о другом.
В этот вечер они расстались раньше обычного, а на следующую встречу «майор» не пришел. Когда сановник стал наводить справки, оказалось, что тот вместе с прислугой уехал неизвестно куда.
В продолжение лет, которые осталось ему прожить, отставной сановник постоянно интересовался, не возвратился ли странный его собеседник.
Но тот больше не приезжал в Париж...4
Граф Сен-Жермен — почитаемая фигура среди оккультистов и теософов XX—XXI веков, которые считают его одной из важнейших фигур европейской истории XVIII века.
Из этого круга вышла работа известного деятеля Теософского общества Изабель Купер-Оукли (1854—1914 гг.), под названием «граф Сен-Жермен. Тайна королей». Первоначально отрывки из этого труда были опубликованы в Лондонском теософском журнале за 1897—1898 гг., а затем книга вышла полным изданием в 1912 году.
Работа Изабель Купер-Оукли снабжена солидным приложением в виде подборки архивных документов (деловая и дипломатическая переписка за 1747—1780 гг.), связанных с именем загадочного графа. Исследовательница была допущена во многие архивы МИД европейских государств, таких как: Англия, Франция, Дания, Голландия, Австрия, Германия.
Изабель Купер-Оукли ссылается на завещание принца Ракоци, где упомянуты не двое, как в большинстве источников, а трое его сыновей: Санкт-Карл, Санкт-Элизабет и Карл Гесский, которого она отождествляет с Сен-Жерменом, находящийся под покровительством последнего Медичи.
Исполнение завещания возлагалось на «герцога Бурбонского» (в действительности Бургундский, внук Людовика XIV), герцога Менского и «герцога Шарлеруа-Тулузского» (в действительности граф Тулузский) (внебрачные сыновья Людовика XIV).
Именно их попечению, согласно этому тексту, предоставил принц Ракоци своего третьего сына, которому полагалась внушительная доля наследства.
Французский писатель, владелец крупнейшего оккультистского издательства «Шакорнак», главный редактор «Астрологического журнала» Поль Шакорнак написал книгу «Граф де Сен-Жермен», которая в предисловии заявлена как «самое исчерпывающее исследование на эту тему, из тех, что написаны на французском языке». Первое издание вышло в 1947 г., затем книга была дважды переиздана.
В 1948 году за свою монографию Поль Шакорнак был удостоен премии имени Марии Стар французского общества писателей. Шакорнак утверждает, что обширный архив сведений, собранный по приказу императора Наполеона III о Сен-Жермене, сгорел во время Сентябрьской революции 1870 г.
Поль Шакорнак восстановил в деталях биографии нескольких современников Сен-Жермена, носивших то же имя, которых, с его точки зрения, часто путали с графом.
Прежде всего, это граф Робер Клод-Луи де Сен-Жермен, французский министр, государственный секретарь по военным делам, фельдмаршал на службе датского короля, командор ордена Слона, генерал-лейтенант (1707—1778 гг.), прославившийся военными талантами и в 1775 году назначенный Людовиком XVI военным министром, после смерти маршала де Мюй.
Поль Шакорнак считает, что многие из известных эпизодов, участие в которых приписано графу Сен-Жермену, на самом деле рассказывают о министре.
Крупнейшие деятели теософского движения Е. П. Блаватская и Е. И. Рерих полагали, что эпитет «авантюрист», прилагаемый к Сен-Жермену, является инсинуацией, и он действительно был учеником индийских и египетских иерофантов ( у древних греков старший пожизненный жрец при Элевсинских таинствах - прим. автора сайта) и знатоком тайной мудрости Востока.
«…Что же предлагается в качестве доказательства, что Сен-Жермен был «авантюристом», что Граф Сен-Жерменон стремился «играть роль чародея» или что он выманивал деньги у профанов.
Здесь нет ни единого подтверждения, что он был кем-то другим, чем казался, а именно: обладателем огромных средств, которые помогали ему честно поддерживать свое положение в обществе.
Он утверждал, что знает, как плавить маленькие бриллианты, чтобы сделать из них большие, и как преобразовывать металлы и подкреплял свои утверждения несметными богатствами и коллекцией бриллиантов редких размеров и красоты.
Разве «авантюристы» такие?
Разве шарлатаны наслаждаются долгие годы доверием и восхищением умнейших государственных деятелей и знати Европы?
<…> Было ли что-нибудь обнаружено среди бумаг секретных архивов хоть одного из этих дворов, говорящих в пользу этой версии?
Ни единого слова, ни одного доказательства этой гнусной клеветы никогда не было найдено.
Это просто злобная ложь.
То, как обошлись западные писатели с этим великим человеком, этим учеником индийских и египетских иерофантов и знатоком тайной мудрости Востока — позор для всего человечества.
Точно также этот глупый мир обращался с каждым, кто, как Сен-Жермен, после долгих лет уединения, посвященных изучению наук и постижению эзотерической мудрости, вновь посещал его, надеясь его сделать лучше, мудрее и счастливее…» — Елена Блаватская.
«Можно вспомнить, как шведский король Карл XII получил сильное предупреждение не начинать рокового похода против России, положившего конец развитию его государства.
Со времени опубликования дневника графини д’Адемар, придворной дамы, состоявшей при злосчастной Марии Антуанетте, стал широко известен факт неоднократного предупреждения королевы путем писем и личного свидания, через посредство той же графини, о грозящей опасности стране, всему королевскому дому и многим друзьям их. И, неизменно, все эти предупреждения шли из одного источника, от графа Сен-Жермена, члена Гималайской Общины.
Но все спасительные предупреждения и советы его принимались за оскорбление и обман. Он подвергался преследованиям, и ему не раз грозила Бастилия. Трагические последствия этих отрицаний всем хорошо известны».— Елена Рерих.
В «Пиковой даме» А.С. Пушкина Сен-Жермен открывает тайну трёх карт графине Анне Федотовне:
«С нею был коротко знаком человек очень замечательный.
Вы слышали о графе Сен-Жермене, о котором рассказывают так много чудесного.
Вы знаете, что он выдавал себя за вечного жида, за изобретателя жизненного эликсира и философского камня, и прочая.
Над ним смеялись, как над шарлатаном, а Казанова в своих Записках говорит, что он был шпион, впрочем Сен-Жермен, не смотря на свою таинственность, имел очень почтенную наружность, и был в обществе человек очень любезный.
Бабушка до сих пор любит его без памяти, и сердится, если говорят об нем с неуважением.
Бабушка знала, что Сен-Жермен мог располагать большими деньгами. Она решилась к нему прибегнуть. (…)
Сен-Жермен задумался. 
— «Я могу вам услужить этой суммою», сказал он, «но знаю, что вы не будете спокойны, пока со мною не расплатитесь, а я бы не желал вводить вас в новые хлопоты.
Есть другое средство: вы можете отыграться».
— «Но, любезный граф», отвечала бабушка,«я говорю вам, что у нас денег вовсе нет».
 — «Деньги тут не нужны», возразил Сен-Жермен: «извольте меня выслушать».
Тут он открыл ей тайну, за которую всякой из нас дорого бы дал…»
Его считали то ли воплощением Бога, но чаще - дьяволом (недаром его красоту называли дьявольской), одинаково умевшим предсказывать как прошлое, так и будущее.
Он мог внезапно исчезнуть из поля зрения в одной стране и объявиться, скажем, в Париже, Лондоне, Гааге или Риме.
Появиться почти в одно и то же время, но ведь тогда не было самолетов.
Свидетельств этому - масса...   
Сам Сен-Жермен любил ненароком обмолвиться, что лично был знаком с Христом и даже предсказал ему распятие на кресте.
Среди его приятелей и подруг были Клеопатра, Платон, Сенека, царица Савская.
Он подробно рассказал о том, что поведала ему Клеопатра о своей любви к Цезарю. Говорил о ней так, словно она вставала как живая перед его глазами, говорил так неравнодушно, словно до сих пор не мог забыть своей любви к ней, и не было сомнений, что не только платонической.
Почему его всегда можно видеть вблизи властей и трона?
Первое упоминание о графе как верховном иерофанте Древнего Египта говорит о многом.
Как и служение Богу Тоту, Богу, хранящему, согласно верованиям египтян, тайну смерти.
Именно владея этой тайной, можно играть со смертью, как с колодой карт, то рождаясь, то умирая, чтобы родиться вновь. Или не умирая вовсе, а исчезая из одного века и страны, появляться в другой стране в другое время.
Согласно верованиям буддистов, люди живут не одну жизнь, и могут реинкарнировать, то есть рождаться вновь в других телах.
Но при чем тут буддизм?
Среди тех, у кого учился граф Сен-Жермен, были и древние буддийские монахи Тибета, хранившие тайные знания иных, очень древних цивилизаций.
Легендарная страна Шамбала - не миф, она существовала и была одной из частей разветвленной цивилизации атлантов около 12-15 тысяч лет назад. Но главные учителя Сен-ЖерменСен-Жермена - не оттуда.
Другая ветвь атлантов перед гибелью контактировала с менее развитыми народами, населявшими север Африки, в частности, с предками тех, кто позднее построил пирамиды. От них и попали египетским мистерикам утерянные знания человечества.
Но в полной мере они были только у одного человека - главного масона Земли.
Известно, что атланты жили по несколько тысяч лет. Как, скорее всего, и Сен-Жермен...
Обладали способностью делать из самых разных вещей или просто из воздуха другие вещи, например, золото. Этим же владел и Сен-Жермен...
Современная наука уже не отрицает, как раньше, такой возможности, при помощи нанотехнологий уже можно из самых разных молекул как в детском конструкторе собирать любую вещь.
Скорее всего, граф Сен-Жермен даже не порождение цивилизации Древнего Египта. Он - один из немногих выживших атлантов.   
С какой целью они здесь?
Зачем было создано масонство?
Известно, что масоны своей целью считает контроль за происходящим в мире, подчинение себе властей и влияние на них. Для этого и появился Сен-Жермен в мире, для этого и отвлекал публику разного рода чудесами, чтобы втихаря осуществлять контроль.
Поэтому сам лично и отбирает масонов в высшие посвященные.
Многие считали Сен-Жермена шпионом, точнее, «вольным агентом», выполнявшим за деньги щекотливые поручения европейских монархов. Граф мог быть неофициальным дипломатическим курьером или посредником в тайных переговорах — отсюда, дескать, и непонятные, но явно солидные доходы.
Что ж, эта версия вполне разумна, хоть и не объясняет многие загадки, связанные с именем Сен-Жермена.
В памфлете, опубликованном в 1602 г. в Лейдене, епископ Шлезвига Пауль фон Эйзен заявил, что встретил еврея по имени Агасфер, который считал себя Вечным Жидом.
Этот загадочный человек открыл епископу свое предназначение: он должен до второго пришествия Христа напоминать людям об их грехах. История эта прочно закрепилась в европейском фольклоре.
Века шли, а миф о Вечном Жиде обрастал новыми подробностями.
Якобы Агасфер грубо поносил Христа, когда тот тащил свой крест на Голгофу, за что, дескать, Сын Божий и обрек злоречивого иудея на вечные скитания в поисках покаяния.
И многие вполне серьезно считали Сен-Жермена либо самим Агасфером, либо его инкарнацией.
Понятно, что фантастические объяснения тайны Сен-Жермена не имеют никаких реальных доказательств.
Да они, в принципе, и не нужны...
Все дело в вере...
Впрочем, и так называемые реалистические версии, как правило, не могут похвастать документальными подтверждениями.
Так зачем он пришел в наш мир, с какой целью, Этот Бессмертный хранитель тайн.
И как же быть со сведениями о смерти графа?
Странно, однако, что столь известного и уважаемого правителями разных стран человека, графа, между прочим, похоронили без торжеств, пышной церемонии, без регистрации смерти в полицейском участке?
Где же все эти сведения?
Их нет ни в одном из мемуаров, ни в одной их хроник, ни в одном из описаний или даже легенд про него?
Что это значит?
Человек, о котором говорила вся Европа, от которого сходили с ума дамы, расположения которого добивались даже короли, - вдруг исчезает бесследно, словно бомж в России в конце XX века?
Исчезает, не оставив ни строчки записи, ни документа о смерти, ни единого следа!
Верить ли в реинкарнацию или в его бессмертие? Граф бессмертен, но не в нашем понимании...
Кем он мог быть в двадцатом веке и сейчас?
Поищите его сами...
Думаю, это будет более в стиле Сен-Жермена, предложить вам загадку, а не давать готовый ответ.
Прошли столетия, а Сен-Жермен еще и сейчас живее многих живых.
В 1930-х годах в США возникла существующая и поныне секта баллардистов, которые почитают его наравне с Христом.
Возможно, его дар прорицателя, гипнотизера, телепата (как и способность входить в помещение без помощи дверей) впоследствии был заметно преувеличен, но дыма без огня, как правило, все же не бывает...
Однако непреложным фактом является многогранность Сен-Жермена, его умение творчески сочетать самые разные области жизни, что, как правило, оборачивается душевными прозрениями, которые помогают постичь суть истинного знания. 5
А многие мистики искренне верят, что бессмертный граф до сих пор бродит по грешной Земле, среди нас.
Оглянитесь, может, он где-то рядом...




Источники информации:
1. сайт Википедия
2. Баша В. «Граф Сен Жермен из Ордена Вечных»
3. сайт Мир фантастики
4. сайт Sekretno.net
5. Патинов А. «Профессия: мистификатор»

Просмотров: 26868

Комментарии к статье:



Добавить новый комментарий:






Введите в поле результат операции:

Проверка на бота