НАВЕРХ

Рады, что Вы с нами!

Загрузка поиска

ПОДПИСКА НА RSS







Яндекс.Метрика


Дашкова Екатерина

Дашкова ЕкатеринаЕкатерина Романовна Дашкова (17 (28) марта 1743 г., по другим сведениям 1744 г., Санкт-Петербург — 4 (16) января 1810 г., Москва), урождённая Воронцова, в замужестве княгиня Дашкова.
Подруга и сподвижница императрицы Екатерины II, участница государственного переворота 1762 года (после совершения переворота Екатерина II охладела к подруге и княгиня Дашкова не играла заметной роли в делах правления).
Одна из заметных личностей Российского Просвещения. В её мемуарах содержатся ценные сведения о времени правления Петра III и о воцарении Екатерины II («Mon Histoire, Mémoires de la princesse Dachkoff» изданы на французском в Париже (1804-1805 гг.); «Мемуары княгини Дашковой», изданы в 1840 г. в Лондоне).
Екатерина Воронцова была третьей дочерью графа Романа Воронцова, члена Сената и генерал-аншефа.
Её дядя Михаил Илларионович и брат Александр служили в качестве государственных советников, брат Семён был известный англофил.
Мать — Марфа Ивановна, урождённая Сурмина.
Воспитывалась в доме дяди, вице-канцлера Михаила Илларионовича Воронцова. «Превосходное», по понятиям того времени, воспитание её ограничивалось обучением новым языкам, танцам и рисованию. Только благодаря охоте к чтению Екатерина сделалась одной из образованнейших женщин своего времени. Поездки за границу и знакомство со знаменитыми писателями много способствовали её дальнейшему образованию и развитию.
Она хорошо разбиралась в математике, которую изучала в Московском университете. Её любимыми писателями были Монтескьё, Вольтер, Буало и Гельвеций.
Екатерина демонстрировала с ранних лет мужские качества и мужской характер, что сделало её карьеру столь уникальной.
В шестнадцать (в некотрых источниках - в пятнадцать) лет вышла замуж за князя Михаила Дашкова, известного аристократа, ведущего свои корни от Рюриковичей, и переехала с ним в Москву.
С ранних лет Екатерину постоянно занимали вопросы политики. Ещё в детстве она рылась в дипломатических бумагах своего дяди и следила за ходом русской политики. Время интриг и быстрых государственных переворотов способствовало развитию в ней честолюбия и желания играть историческую роль. До некоторой степени Екатерине это и удалось.

Ещё будучи молодой девушкой, она была связана со Двором и стала одной из ведущих личностей движения, поддержавшего Екатерину Алексеевну при восхождении на престол.
Знакомство с великой княжной Екатериной Алексеевной (1758 г.) и личное к ней расположение сделало Дашкову преданнейшей её сторонницей. Их связывали также и литературные интересы.
Окончательное сближение с Екатериной произошло в конце 1761 г. по вступлении на престол Петра III. Участвовала в перевороте против Петра III, несмотря на то, что её сестра Елизавета была его фавориткой и могла стать его новой женой.
Задумав государственный переворот, и вместе с тем желая до времени оставаться в тени, Екатерина избрала главными союзниками своими Григория Григорьевича Орлова и княгиню Дашкову. Первый пропагандировал среди войск, вторая — среди сановников и аристократии. Благодаря Екатерине Дашковой были привлечены на сторону императрицы граф Н. И. Панин, граф К. Г. Разумовский, И. И. Бецкой, Барятинский, А. И. Глебов, Г. Н. Теплов и др.
В офицерском мундире, в лихо надвинутой треуголке, похожая на пятнадцатилетнего юношу — такой была Дашкова в самый незабываемый день её жизни — 28 июня 1762 года. Свершилось то, о чём мечтали подруги, шептались, беспрестанно оглядываясь на двери, в зловещей тишине царских покоев. Теперь они на конях, Пётр III отрешён от престола, а за ними — многотысячное войско, готовое в огонь и в воду. Рассказывали, будто Дашкова в этот день несколько раз выхватывала шпагу.
Ситуация складывалась непросто, и Екатерина Дашкова отчаянно рисковала, чтобы спасти подругу, чтобы подарить России сильную и разумную власть. Рисковала своими детьми, своим обожаемым мужем, который во время дворцового переворота находился далеко от Петербурга.
Когда переворот совершился, другие лица, против ожиданий Екатерины Дашковой, заняли первенствующееПортрет княгини Е.Р.Дашковой место при дворе и в делах государственных; вместе с тем охладели и отношения императрицы Екатерины II к Екатерине Дашковой.
Некоторое время спустя после смерти своего мужа, бригадира князя Михаила Ивановича Дашкова (1764 г.), Екатерина Дашкова провела время в подмосковной деревне. До последнего вздоха княгиня считала смерть Михаила катастрофой своей жизни, а ведь ей было всего двадцать два года (!).
Пятнадцать дней после получения известия о кончине мужа Дашкова находилась в состоянии комы. И лишь дети возвратили её к реальности.
Михаил поставил семью на грань полного разорения. Чтобы заплатить многочисленные долги покойного мужа, Екатерине Дашковой следовало продать землю, но ради будущего своих детей она отправилась в деревню и экономила на всём, живя в крайней бедности.
«Если бы мне сказали до моего замужества, что я, воспитанная в роскоши и расточительности, сумею в течение нескольких лет… лишать себя всего и носить самую скромную одежду, я бы этому не поверила».
Спартанское существование принесло свои плоды лишь спустя пять лет. Дети подросли, и собранную сумму денег Дашкова решила употребить на заграничное путешествие с целью воспитания и образования сына Павла и дочери Анастасии. Эта молодая ещё женщина, знатная, весьма примечательная, пренебрегла всем личным ради интересов собственных детей.
В 27 лет она выглядела на сорок, для неё, пылкой, увлекающейся, страстной больше не существовало мужчин. Дашкова теперь методично изучала системы образования разных стран. Безусловно, что самой передовой школой Европы того времени являлась английская, но и она не совсем удовлетворяла требовательную Екатерину Дашкову.
С Екатериной II у Дашковой после событий 1763 года сложились не очень сердечные отношения, хотя она оставалась весьма преданной императрице. Однако ей часто не нравились фавориты Екатерины Великой, и нередко она сердилась насчёт даров и внимания, которое им уделялось. Прямолинейные манеры Дашковой, её неприкрытое презрение к дворцовым фаворитам и чувство недооценки её заслуг создали отчуждение между ней и Екатериной II, из-за чего Дашкова испросила позволение уехать за границу. Позволение было дано и спустя короткое время она уехала, оставаясь однако преданной соратницей и подругой Екатерины Великой.
Согласно некоторым сведениям, настоящей причиной отъезда Дашковой был отказ императрицы Екатерины назначить её полковником императорской гвардии.
В декабре 1769 года ей разрешено было заграничное путешествие. Дашкова в течение 3 лет посетила Германию, Англию, Францию, Швейцарию. Во время длительной и обстоятельной поездки по Европе она была принята с большим уважением при иностранных дворах. Её литературная и научная репутация обеспечила ей доступ к обществу учёных и философов в столицах Европы. В Париже она заложила крепкую дружбу с Дидро и Вольтером.
1775-1782 гг. Екатерина Дашкова снова провела за границей ради воспитания своего единственного сына, окончившего курс в Эдинбургском университете. Она снова посетила Париж, Швейцарию и Германию, а также Италию. В Англии познакомилась с Робертсоном и Адамом Смитом. Когда она пребывала в Эдинбурге, она доверила обучение своего сына историку Уильяму Робертсону.
В 1782г. Дашкова вернулась в российскую столицу и её отношения с императрицей Екатериной II вновь улучшились. Екатерине II очень нравился литературный вкус Дашковой, но главным образом ей импонировало желание Екатерины Дашковой возвести русский язык в ранг великих литературных языков Европы.
Княгиня Дашкова ЕкатеринаИмператрица, указом от 24 января 1783 года, назначила Екатерину Дашкову на пост директора Императорской Академии наук и художеств при президентстве графа К.Г. Разумовского. Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова стала первой женщиной в мире, которая управляла академией наук.
По её предложению была также открыта Российская Академия (21 октября 1783 г.), имевшая одной из главных целей исследование русского языка, и Дашкова стала её первым президентом.
Никогда ни до, ни после женщина не занимала такой высокий государственный пост. Свободомыслящая Европа и та не удержалась от изумления.
Джованни Казанова писал в «Мемуарах»: «Кажется, Россия есть страна, где отношения обоих полов поставлены совершенно навыворот: женщины тут стоят во главе правления, председательствуют в учёных учреждениях, заведывают государственной администрацией и высшею политикой.
Здешней стране недостаёт одной только вещи, а этим татарским красоткам — одного лишь преимущества, именно: чтобы они командовали войсками».
Зимним утром 1783 года Дашкова упросила знаменитого математика Леонарда Эйлера представить её уважаемым учёным мужам.
Придирчивая академическая публика с первых минут увидела в Екатерине Дашковой справедливого и мудрого директора: заметив, что на место рядом с ней пытается пробраться бездарный учёный, властным жестом остановила проныру, обратившись к старцу Эйлеру: «Сядьте, где вам угодно. Какое бы место вы ни избрали, оно станет первым с той минуты, как вы его займёте».
Императрица Екатерина II не ошиблась в своём выборе. Дашкова буквально возродила Российскую Академию из пепла...
Екатерина Дашкова сразу отказалась от соблазна руководить наукой, а предпочла хозяйственную, издательскую и научно - просветительскую деятельности, преуспев одновременно во всех трех. Почти за 12 лет своего президентства Екатерина Романовна Дашкова восстановила академическое хозяйство и начать ей пришлось буквально с заготовки дров, чтобы покончить с безобразной практикой, когда учёные мужи от холода кутались на заседаниях в тяжёлые шубы.
Дашкова построила новое здание Академии, и, хотя, по свидетельствам современников, она попортила много крови архитектору Кваренги своим придирчивым характером, в памяти потомков княгиня осталась заботливой попечительницей науки и просвещения. Она восстановила деятельность типографии и с огромным трудом «выбивала» деньги на организацию научных экспедиций...
По назначении директором Академии наук, Дашкова в своей речи выражала уверенность, что науки не будут составлять монополию академии, но «присвоены будучи всему отечеству и вкоренившись, процветать будут». С этой целью по её инициативе были организованы при академии публичные лекции (ежегодно, в течение 4 летних месяцев), имевшие большой успех и привлекавшие большое число слушателей.
Екатерина Дашкова увеличила число студентов-стипендиатов академии с 17 до 50, и воспитанников академии художеств - с 21 до 40. В продолжение 11 лет директорства Дашковой академическая гимназия проявляла свою деятельность не только на бумаге: несколько молодых людей отправлены были для завершения образования в Геттинген.
Учреждение так называемого «переводческого департамента» (взамен «собрания переводчиков» или «российского собрания») имело целью доставить русскому обществу возможность читать лучшие произведения иностранных литератур на родном языке. В это-то именно время и появился целый ряд переводов, по преимуществу с классических языков.
По почину Екатерины Дашковой был основан журнал «Собеседник любителей российского слова», выходивший в 1783 и 1784 гг. (16 книжек) и носивший сатирическо-публицистический характер. В нём участвовали лучшие литературные силы: Державин, Херасков, Капнист, Фонвизин, Богданович, Княжнин. Здесь помещены были «Записки о русской истории» императрицы Екатерины II, её же «Были и небылицы», ответы на вопросы Фонвизина, «Фелица» Державина.
Самой Дашковой принадлежит надпись в стихах к портрету Екатерины II и сатирическое «Послание к слову: так».
Другое, более серьёзное, издание «Новые ежемесячные сочинения» начато было с 1786 г. и продолжалось до 1796 г. При Дашковой начата новая серия мемуаров академии, под заголовком «Nova acta acad. scientiarum petropolitanae» (с 1783 г.).
По мысли Екатерины Дашковой издавался сборник при академии: «Российский Театр».
Главным научным предприятием российской академии было издание «Толкового словаря русского языка». В этом коллективном труде Дашковой принадлежит собирание слов на буквы Ц, Ш, Щ, дополнения ко многим другим буквам; она также много трудилась над объяснением слов (преимущественно обозначающих нравственные качества).
29 ноября 1783 года на заседании Российской Академии Наук Екатерина Дашкова предложила использовать печатную букву «Ё».
Сбережение многих академических денежных сумм, умелое экономическое управление академией - в этом несомненная заслуга Екатерины Дашковой. Лучшей оценкой её может служить то, что в 1801 г., по вступлении на престол императора Александра I, члены российской академии единогласно решили пригласить Екатерину Дашкову снова занять председательское кресло в академии (Дашкова отказалась от этого предложения).
Кроме названных литературных трудов, Екатерина Дашкова писала стихи на русском и французском языках Дашкова, Екатерина Романовна. Гравюра пунктиром Г.И. Скородумова. (большею частью в письмах к императрице Екатерине II), перевела «Опыт о эпическ. стихотворстве» Вольтера («Невинное упражнение», 1763 г., и отд., СПб., 1781 г.), переводила с англ. (в «Опытах трудов вольного российского собрания», 1774 г.), произнесла несколько академических речей (написанных под сильным влиянием речей Ломоносова).
Некоторые её статьи напечатаны в «Друге Просвещения» 1804 - 1806 гг. и в «Новых ежемесячных сочинениях».
Екатерине Дашковой принадлежит также комедия «Тоисиоков, или человек бесхарактерный», написанная по желанию императрицы Екатерины II для эрмитажного театра (1786 г.), и драма «Свадьба Фабиана, или алчность к богатству наказанная» (продолжение драмы Коцебу: «Бедность и благородство души»).
В Тоисиокове (человеке, желающем «и то и сио») видать Л. А. Нарышкина, с которым Дашкова вообще не ладила, а в противопоставляемой ему по характеру героине Решимовой — автора комедии.
Важным историческим документом являются мемуары Дашковой, изданные сначала на английском языке г-жей Вильмот в 1840 г., с дополнениями и изменениями. Французский текст мемуаров, принадлежащий несомненно Дашковой, появился позже («Mon histoire», в «Архиве кн. Воронцова», кн. XXI).

Сообщая очень много ценных и интересных сведений о перевороте 1762 г., о собственной жизни за границей, придворных интригах и т. д., княгиня Дашкова не отличается беспристрастием и объективностью. Восхваляя императрицу Екатерину, она почти не даёт никаких фактических оснований такому восхвалению. Нередко сквозит в «Записках» и как бы обвинение императрицы в неблагодарности.
Но далеко не оправдывается фактами и подчёркиваемое бескорыстие автора мемуаров...
Новое неудовольствие императрицы Екатерины II Дашкова навлекла напечатанием в «Российском театре» (издававшемся при Академии) трагедии Княжнина «Вадим» (1795 г.). Трагедия эта была изъята из обращения.
В том же 1795 г. Дашкова выехала из Санкт-Петербурга и жила в Москве и своей подмосковной деревне. В 1796 г., тотчас по восшествии на престол, император Павел I отстранил Дашкову от всех занимаемых ею должностей, и приказал жить в новгородском её имении.
Только при содействии императрицы Марии Фёдоровны (вдовы императора Павла I) Дашковой разрешено было поселиться в Калужской губернии, а потом и в Москве, где она жила не принимая более участия в литературных и политических делах.

От брака с М.И.Дашковым имела дочь и двух сыновей :
- Анастасия (1760—1831 гг.), получила блестящее домашнее воспитание, в 1776 году вышла замуж за Андрея Евдокимовича Щербинина. Супруги подолгу жили врозь, часто ругались и периодически расходились. Анастасия Михайловна была скандалисткой, беспорядочно тратила деньги, делала долги. В 1807 году Екатерина Романовна Дашкова лишила дочь наследства и запретила впускать к себе даже для последнего прощания.

- Михаил (1761—1762 гг.)
- Павел (1763—1807 гг.), впоследствии — московский губернский предводитель дворянства; завещал свое имущество графу Ивану Илларионовичу Воронцову, которому император Александр I разрешил именоваться Воронцовым-Дашковым. Был женат с 14 января 1788 года на неродовитой и нетитулованной дочере купца Анне Семёновне Алферовой (1768-1809гг.). Супружество Павла Михайловича не было счастливым, и супруги недолго жили вместе. Видимо, справедливо замечание современника, писателя-мемуариста Ф. Ф. Вигеля о том, что князь Дашков «долго не задумался, взял да и женился, не быв даже серьезно влюблен». Екатерина Романовна не желала признавать семью сына и свою невестку увидела впервые только после смерти сына в 1807 году, спустя 19 лет после их свадьбы.
Княгиня еще ранее, в ожидании кончины, сделала распоряжения, которые и тут указывали на ее деловитость. Она привела в порядок свой естественный кабинет, собранный большей частью во время путешествий по Европе, и подарила его Московскому университету. На память о себе она отправила многим лицам разные вещи — несколько редкостей императору и двум императрицам, от которых получила дружеские письма.
В ожидании смерти она составила и свое духовное завещание, в котором предусмотрела много практических вопросов. Так, в письме к душеприказчикам она просила на погребение пригласить только двух священников с духовником. «Дать им по усмотрению, но не более 200 руб. всем, а тело погребсти в Троицком».
Дашкова ЕкатеринаУказанным в духовной девкам, служившим при ней, княгиня давала отпускные «вечно на волю» и с награждением годовым жалованьем.
Дочь свою Щербинину она лишила наследства, назначив ей лишь ежегодные, довольно скромные денежные выдачи. «А как по запальчивости нрава дочери моей Настасьи Михайловны Щербининой, — откровенно объяснялось в завещании, — изъявлявшей противу меня не только непочтение, но и позволявшей себе наносить мне в течение нескольких месяцев огорчения и досады, — то я от всего движимого и недвижимого имения моего ее отрешаю!»
В декабре Дашкова, уже больная и слабая, переехала в Москву.
Дашкова скончалась 4 января 1810 года и была погребена в храме Живоначальной Троицы в селе Троицком в Калужской губернии.
Менялись времена, монархи, нравы. Последней просьбой, обращённой к новому царю Александру, стала воля умирающей: дочери к гробу её не подпускать. В полном одиночестве, в бедности и запустении, брошенная всеми, среди крыс, ставших единственными собеседницами, закончила свою жизнь некогда известная всей Европе образованнейшая женщина своего времени. К концу XIX века следы надгробия были практически затеряны...
22 октября 1999г. по инициативе МГИ им. Е.Р. Дашковой надгробие было восстановлено и освящено архиепископом Калужским и Боровским Климентом.
Просветительская деятельность Дашковой была высоко оценена современниками. В посвященном ей биографическом очерке А.И.Герцен писал: «Дашковою русская женская личность, разбуженная петровским разгромом, выходит из своего затворничества, заявляет свою способность и требует участия в деле государственном, в науке, в преобразовании России…» (Собр. соч., т. 12, 1957, с. 361-362).
Во всяком случае, образ княгини отмечен печатью несомненного ума и жаждой более возвышенных наслаждений, которая является обыкновенно уделом только избранных натур...
Трубы исторической славы возвещали о ней, как об «учёном муже и президенте двух российских академий». И если кто либо в самом приятном сне не мог грезить о большем возвышении, если кому то приходилось карабкаться к вершинам земной славы, обдирая ногти до крови от напряжения, то Екатерина Дашкова, по иронии случая, больше всего желала для себя обычной женской судьбы: мужа, детей, семейного очага, где царствует любовь, только любовь…

Источники информации:
1. сайт Википедия
2. сайт Хронос

Просмотров: 27009

Комментарии к статье:



Добавить новый комментарий:






Введите в поле результат операции:

Проверка на бота