НАВЕРХ

Рады, что Вы с нами!

Загрузка поиска

ПОДПИСКА НА RSS







Яндекс.Метрика


Колчак Александр Васильевич

Колчак Александр ВасильевичКолчак Александр Васильевич (4 (16) ноября 1874 г., Санкт-Петербургская губерния — 7 февраля 1920 г., Иркутск) — российский политический деятель, вице-адмирал Российского Императорского флота (1916 г.) и адмирал Сибирской Флотилии (1918 г.).
Полярный исследователь и учёный-океанограф, участник экспедиций 1900—1903 годов (награждён Императорским Русским географическим обществом Большой Константиновской медалью).
Участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн.
Вождь и руководитель Белого движения на Востоке России.
Верховный Правитель России (1918—1920 гг.), был признан на этом посту руководством всех белых регионов, «де юре» — Королевством сербов, хорватов и словенцев, «де факто» — государствами Антанты.
Первым широко известным представителем рода Колчаков был османский военачальник Илиас Колчак-паша, командующий молдавским фронтом турецкой армии, а впоследствии комендант Хотинской крепости, взятый в плен фельдмаршалом Х. А. Минихом.
После окончания войны Колчак-паша поселился в Польше, а в 1794 году его потомки переселились в Россию и приняли православие.
Прадед адмирала Лукьян Колчак был сотником Бугского казачьего войска. Он получил земельный надел в Ананьевском уезде Херсонской губернии, недалеко от Балты, Жеребкова и Кантакузинки.
У сотника Лукьяна Колчака было два сына - Иван и Федор. Первый из них унаследовал часть имения, но, продав ее, купил дом в Одессе и поступил на гражданскую службу.
У Ивана Лукьяновича было много дочерей и три сына, из которых старший и стал отцом адмирала.
Александр Васильевич родился в семье Василия Ивановича КолчакаКолчак (1837—1913 гг.) — штабс-капитана морской артиллерии, впоследствии генерал-майора по Адмиралтейству.
Комплектование офицерского состава армии Николая I проводилось тремя путями: во-первых, выпускниками военно-учебных заведений, во-вторых, производством добровольно поступивших на службу и, наконец, набором из нижних чинов.
Офицеры первой категории составляли лишь третью часть от необходимого для армии числа офицеров.
Главный же контингент офицеров армейской пехоты и кавалерии пополнялся из числа дворян и вольноопределяющихся. Несложный экзамен для поступления юнкером в армию и дальнейшее производство в офицеры лишь за небольшую выслугу лет являлись делом весьма обычным.
Видимо, такой экзамен пришлось выдержать и В.И. Колчаку, который, согласно послужному списку, вступил в службу 30 сентября 1854 года кондуктором 3-го класса корпуса Морской артиллерии с прикомандированием 44-му флотскому экипажу.
Сопровождая пороховой транспорт в 1000 пудов из Николаева в Севастополь, молодой Василий вступил в один из апрельских дней на севастопольскую землю. Там получил назначение на Малахов курган, где после суточного знакомства со снаряжением разрывных снарядов и пригонкой к ним дистанционных трубок стал исполнять обязанности помощника батарейного командира гласисной батареи.
Свой первый офицерский чин В. И. Колчак выслужил тяжёлым ранением при обороне Севастополя во время Крымской войны 1853—1856 годов: он оказался одним из семерых выживших защитников Каменной башни на Малаховом Кургане, которых французы после штурма нашли среди трупов.
После войны он закончил Горный институт в Петербурге и вплоть до отставки служил приёмщиком Морского министерства на Обуховском заводе, имея репутацию человека прямого и крайне щепетильного.
Мать - Ольга Ильинична Колчак, урождённая Посохова, происходила из одесской купеческой семьи.
Сам Александр Васильевич родился 4 ноября 1874 г. в селе Александровское под Петербургом.
Документ о рождении,«Метрическое свидетельство за № 16605», свидетельствует:
«По Указу Его Императорского Величества, от Санкт-Петербургской Духовной Консистории дано сие свидетельство о том, что в метрической 1874 года книге Троицкой церкви села Александровского, Санкт-Петербургского уезда, под № 50 показано: Морской Артиллерии у штабс-капитана Василия Ивановича Колчак и законной жены его Ольги Ильиной, обоих православных и первобрачных, сын Александр, родился четвертого ноября, а крещен пятнадцатого декабря тысяча восемьсот семьдесят четвертого года.

Восприемниками были: штабс-капитан Морской Александр Иванов Колчак и вдова коллежского секретаря Дарья Филиппова Иванова.
Причитающийся гербовый сбор уплачен ноября 1 дня 1882 года».
Начальное образование будущий адмирал получил дома, а затем обучался в 6-й Петербургской классической гимназии.
Александр Васильевич Колчак получил хорошее религиозное образование и воспитание. Большую роль в этом сыграла его мать - Ольга Ильинична (урожденная Посохова).
Казачка по происхождению, она была очень набожной и соблюдала все религиозные обряды и посты. В доме ее отца усердно молились и постились, а по праздникам сытно трапезничали, и этот уклад жизни Ольга Ильинична сохранила и в своей семье, выйдя замуж в 1871 году за В.И. Колчака.
Маленький Саша во всем старался подражать ей и очень ее любил.
«На всю жизнь, - пишет Ростислав, сын адмирала А.В. Колчака, - отец сохранил память о долгих вечернях, на которые он ходил мальчиком со своей матерью в церковь, где-то недалеко от мрачного Обуховского завода, вблизи которого они жили по службе отца».
В 1894 г. Александр Васильевич Колчак закончил Морской кадетский корпус вторым по старшинству и успеваемости с премией адмирала Рикорда , а 6 августа 1894 года был назначен на крейсер 1-го ранга «Рюрик» в качестве помощника вахтенного начальника и 15 ноября 1894 года был произведен в чин мичмана.
На этом крейсере он отбыл на Дальний Восток.
В конце 1896 года Колчак был назначен на крейсер 2-го ранга «Крейсер» на должность вахтенного начальника. На этом корабле он на протяжении нескольких лет ходил в походы по Тихому океану, в 1899 году вернулся в Кронштадт.
6 декабря 1898 года он был произведен в лейтенанты.
В походах Колчак не только выполнял свои служебные обязанности, но и активно занимался самообразованием.
Также он увлёкся океанографией и гидрологией. В 1899 году он опубликовал статью «Наблюдения над поверхностными температурами и удельными весами морской воды, произведённые на крейсерах «Рюрик» и «Крейсер» с мая 1897 года по март 1898 года».
ТолльПо прибытии в Кронштадт Колчак отправился к вице-адмиралу С. О. Макарову, готовившемуся к плаванью на ледоколе «Ермак» по Северному Ледовитому океану. Александр Васильевич обратился с просьбой принять его в состав экспедиции, однако получил отказ «по служебным обстоятельствам».
После этого, некоторое время входя в личный состав судна «Князь Пожарский», Колчак в сентябре 1899 года перешёл на эскадренный броненосец «Петропавловск» и на нём отправился на Дальний Восток.
Однако во время стоянки в греческом порту Пирей он получил приглашение из Академии наук от барона Э. В. Толля принять участие в экспедиции на шхуне «Заря». Проблема открытия Северного морского пути, который в случае войны России с другими государствами стал бы по существу «дорогой жизни», стояла перед нашим Отечеством довольно остро.
Из Греции через Одессу в январе 1900 года Колчак прибыл в Петербург. Начальник экспедиции предложил Александру Васильевичу руководить гидрологическими работами, а кроме того быть вторым магнитологом.
Всю зиму и весну 1900 года Колчак готовился к экспедиции.
21 июля 1900 года экспедиция на шхуне «Заря» двинулась по Балтийскому, Северному и Норвежскому морям к берегам Таймырского полуострова, где предстояла первая зимовка.
В октябре 1900 года Колчак участвовал в поездке Толля к фьорду Гафнера, а в апреле-мае 1901 года они вдвоем путешествовали по Таймыру.
На протяжении всей экспедиции Колчак вёл активную научную работу. В 1901 году Э. В. Толль увековечил имя А. В. Колчака, назвав его именем открытый экспедицией остров в Карском море и мыс.


Маленькое отступление...


Колчака остров (с 1937г. по 2005г. — остров Расторгуева) — необитаемый остров в Таймырском заливе Карского моря возле побережья Таймырского полуострова к северу от полуострова Летчиков и залива Зееберга. Отделен от материка проливом Расторгуева.
Длина острова около 20 км, ширина до 6 км. Наивысшая точка — 50 м.
Открыт в 1901 году русской полярной экспедицией Академии наук под руководством Э. В. Толля. По решению Толля был назван в честь гидрографа экспедиции лейтенанта А. В. Колчака, впоследствии адмирала и вождя Белого движения. Координаты : 76°07' с. ш. 97°01' в. д.

Постановление Правительства Российской Федерации от 15 июля 2005 г. N 433 О переименовании географического объекта в Карском море

Опубликовано 20 июля 2005 г.

В соответствии с Федеральным законом "О наименованиях географических объектов" Правительство Российской Федерации постановляет:

На основании представления Думы Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа переименовать расположенный в Таймырском заливе Карского моря остров Расторгуева в остров Колчака в целях возвращения этому географическому объекту первоначального наименования.

Председатель Правительства Российской Федерации

М. Фрадков

По итогам экспедиции в 1906 году Колчак был избран действительным членом Императорского Русского географического общества.
Во время Русской полярной экспедиции именно А.В. Колчак, за отсутствием священника, проводил все религиозные службы, и делал это как глубоко верующий человек, с искренним увлечением и с большим чувством долга. Члены научного состава экспедиции в шутку про него говорили:
«Колчак - самый православный из всех православных на судне».
А его товарищ по экспедиции, судовой врач из ссыльных В.Н. Катин-Ярцев, в своих мемуарах вспоминал:
«По праздникам, обыкновенно через воскресенье, на нижней палубе совершалось богослужение, состоявшее из чтения и пения молитв. За священника был лейтенант Колчак, а в его отсутствие - квартирмейстер Толстов».
Весной 1902 года Толль принял решение направиться пешком к северу от Новосибирских островов вместе с магнитологом Ф. Г. Зебергом и двумя каюрами. Остальным же членам экспедиции из-за недостатка запаса продуктов предстояло пройти от острова Беннетта на юг, на материк, а в дальнейшем вернуться в Петербург.
Колчак со своими спутниками вышли к устью Лены и через Якутск и Иркутск прибыли в столицу.
По прибытии в Санкт-Петербург Александр Васильевич доложил Академии о проделанной работе, а также сообщил о предприятии барона Толля, от которого ни к тому времени, ни позднее никаких вестей не поступило.
В январе 1903 года было принято решение организовать экспедицию, целью которой являлось выяснение судьбы экспедиции Толля. Первоначально к острову Беннета планировали послать ледокол «Ермак», но от этой идеи отказались, решив организовать санно-шлюпочную экспедицию. Возглавил ее сам автор этого проекта – лейтенант Колчак.
Экспедиция проходила с 5 мая по 7 декабря 1903 года. В её составе, кроме Колчака, было 16 человек на 12 нартах, запряжённых 160 собаками.
Путь до острова БеннетаКолчак Александр Васильевич занял три месяца, и был крайне тяжёлым, практически каждый метр этого пути был связан с риском для жизни. Постоянно шли обильные снегопады, приходилось часто стаскивать шлюпки с мелей, причем были неизбежны «купания» в ледяной воде.
4 августа 1903 года, достигнув острова Беннета, экспедиция обнаружила следы пребывания Толля и его спутников: были найдены документы экспедиции, коллекции, геодезические инструменты и дневник. Выяснилось, что Толль прибыл на остров летом 1902 г., и направился на юг, имея запас провизии лишь на 2-3 недели.
Стало ясно, что экспедиция Толля погибла...
За эти экспедиции Колчак получил орден Святого Владимира IV-й степени, а позже, в январе 1906 года Русское Географическое Общество наградило его своей высшей наградой – большой золотой Константиновской медалью.
Арктические экспедиции принесли молодому офицеру славу (неофициально его часто называли «Колчак-Полярный») и авторитет в области гидрографии.

В декабре 1903 года 29-летний лейтенант Колчак, измученный полярной экспедицией, отправился в обратный путь в Петербург, где собирался обвенчаться со своей невестой Софьей Омировой.
Неподалеку от Иркутска его застало известие о начале Русско-японской войны. Он вызвал отца и невесту телеграммой в Сибирь и сразу после венчания отбыл в Порт-Артур.
В метрической книге иркутской Харлампиевской церкви за 1904 год в разделе «о бракосочетавшихся» под № 6 читаем запись следующего содержания:
«5 марта. Лейтенант Александр Васильев Колчак, православный, первым браком, 29 лет.
Дочь действительного Статского Советника, потомственного дворянина Подольской губернии София Федорова Омирова, православная, первым браком, 27 лет.
Таинство венчания совершал протоиерей Измаил Иоаннов Соколов с диаконом Василием Петелиным.
Поручителями были: по жениху - генерал-майор Василий Иванов Колчак и боцман Русской Полярной Экспедиции шхуны «Заря» Никифор Алексеев Бегичев, по невесте - подпоручик Иркутского Сибирского пехотного полка Иван Иванов Желейщиков и прапорщик Енисейского Сибирского пехотного полка Владимир Яковлев Толмачев».
Командующий Тихоокеанской эскадрой адмирал С. О. Макаров предложил ему служить на броненосце «Петропавловск», с января по апрель 1904 года являвшимся флагманом эскадры. Колчак отказался и попросил назначения на быстроходный крейсер «Аскольд», что вскоре спасло ему жизнь. Через несколько дней «Петропавловск» подорвался на мине и стремительно затонул, унеся на дно более Георгиевское золотое оружие600 матросов и офицеров, в том числе самого Макарова и знаменитого художника-баталиста В. В. Верещагина.
Вскоре после этого Колчак добился перевода на миноносец «Сердитый». Командовал эсминцем.
К концу осады Порт-Артура ему пришлось командовать береговой артиллерийской батареей, так как тяжелейший ревматизм — следствие двух полярных экспедиций — заставил его покинуть боевой корабль. За этим последовало ранение, сдача Порт-Артура и японский плен, в котором Колчак провёл 4 месяца.
Героическая оборона Порт-Артура принесла лейтенанту А.В. Колчаку не только репутацию прекрасного и храброго минера, но и первые боевые награды: орден Св. Анны IV степени с надписью «За храбрость», то есть анненское оружие (октябрь 1904 года), золотое георгиевское оружие с надписью «За храбрость» и орден Св. Станислава II степени с мечами (декабрь 1905 года), а также серебряную медаль в память Русско-японской войны 1904-1905 годов (1906 год) и нагрудный знак защитника крепости Порт-Артур (1914 год).
Освободившись из плена, Колчак получил чин капитана второго ранга. Главной задачей группы морских офицеров и адмиралов, в которую вошёл и Колчак, стала разработка планов дальнейшего развития российского военно-морского флота.
В 1906 году был создан Морской Генеральный штаб (в том числе и по инициативе Колчака), взявший на себя непосредственную боевую подготовку флота. Александр Васильевич был заведующим его отделением русской статистики, занимался разработками по реорганизации военно-морского флота, выступал в Государственной Думе в качестве эксперта по военно-морским вопросам.
Затем была составлена судостроительная программа. Для получения дополнительных ассигнований офицеры и адмиралы активно лоббировали свою программу в Думе.
Строительство новых судов продвигалось медленно — 6 (из 8) линкоров, около 10 крейсеров и несколько десятков эсминцев и подводных лодок вступили в строй только в 1915—1916 гг., в разгар Первой мировой войны, а некоторые из заложенных в то время кораблей достраивали уже в 1930-е годы.
Учитывая значительный численный перевес потенциального противника, Морской генштаб разработал новый план защиты Петербурга и Финского залива — при угрозе нападения все корабли Балтийского флота по условленному сигналу должны были выйти в море и выставить в устье Финского залива 8 линий минных заграждений, прикрывавшихся береговыми батареями.
Капитан второго ранга Колчак принимал участие в проектировании специальных ледокольных судов «Таймыр» и «Вайгач», спущенных на воду 1909 г. Весной 1910 г. эти суда прибыли во Владивосток, затем отправились в картографическую экспедицию к Берингову проливу и мысу Дежнёва, вернувшись к осени обратно во Владивосток.
Колчак в этой экспедиции командовал ледоколом «Вайгач».
В 1908 году Колчак перешёл на службу в Морскую академию.
В 1909 г. Колчак опубликовал своё наиболее крупное исследование — монографию, обобщавшую его гляциологические исследования в Арктике, — «Лёд Карского и Сибирского морей» (Записки Императорской академии наук. Сер. 8. Физ.-мат. отд-ние. СПб., 1909. Т.26, № 1.).
Участвовал в разработке проекта экспедиции с целью изучения Северного морского пути. В 1909—1910 гг. экспедиция, в составе которой Колчак командовал кораблём, совершила переход из Балтийского моря во Владивосток, а затем и плавание по направлению к мысу Дежнева. Колчак Александр Васильевич
С 1910 г. Колчак в Морском Генштабе занимался разработкой судостроительной программы России.
В 1912 году Колчак был приглашен Командующим Балтийским флотом адмиралом Н.О. Эссеном в действующий флот и назначен командиром миноносца «Уссуриец» (1912-1913 гг.), а затем «Пограничник» (1913-1914 гг.).
Более чем шестилетняя служба в Морском генеральном штабе была закончена.
В 1913 году А.В. Колчака приглашают читать курс «Служба генерального штаба во флоте» в Николаевской морской академии, идею поступления в которую некоторое время вынашивал и сам Александр Васильевич. В декабре 1913 года был произведён в капитаны 1-го ранга.
Для защиты столицы от возможного нападения германского флота Минная дивизия по личному приказу адмирала Эссена в ночь на 18 июля 1914 г. выставила минные заграждения в водах Финского залива, не дожидаясь разрешения морского министра и Николая II.
Осенью 1914 г. при личном участии Колчака была разработана операция по минной блокаде немецких военно-морских баз. В 1914—1915 гг. эсминцы и крейсеры, в том числе и под командованием Колчака, выставили мины у Киля, Данцига (Гданьска), Пиллау (современный Балтийск), Виндавы и даже у острова Борнхольм.
В результате, на этих минных полях подорвалось 4 германских крейсера (2 из них затонули — «Фридрих Карл» и «Бремен» (по другим данным, потоплен ПЛ Е-9)), 8 эсминцев и 11 транспортов.
При этом попытка перехвата немецкого конвоя, перевозившего руду из Швеции, в которой Колчак принимал непосредственное участие, закончилась неудачей.
Кроме успешной постановки мин, Колчак организовывал нападения на караваны германских торговых судов. С сентября 1915 года командовал минной дивизией, затем морскими силами в Рижском заливе.
В апреле 1916 года был произведён в контр-адмиралы.
В июле 1916 года приказом российского Императора Николая II Александр Васильевич был произведён в вице-адмиралы и назначен командующим Черноморским флотом.
За время Первой мировой войны Александр Васильевич Колчак получил следующие награды:
• медаль в память 200-летия Гангутской победы (1915 год),
• орден Св. Владимира III степени с мечами (февраль 1915 года),
• орден Св. Георгия IV степени (ноябрь 1915 года),
• французский Почетного легиона офицерский крест (1914 год),
• английский Бани III степени (1916 год),
• 9 мая 1915 года подарок из кабинета Его Императорского Величества.
Как автор и непосредственный исполнитель операций на Балтике и на Черном море во время Первой мировой войны, А.В. Колчак «несет ответственность» за 60 потопленных военных и коммерческих судов Германии, Турции и Болгарии. Отметим при этом, что, принимая непосредственное руководство отдельными эсминцами и крейсерами в бытность свою начальником оперативного отдела, командуя минной дивизией и целым флотом, он не потерял ни одного боевого корабля.
После Февральской революции 1917 г. Колчак первым на Черноморском флоте присягнул на верность Колчак Александр ВасильевичВременному правительству.
Весной 1917 года Ставка начала подготовку десантной операции для захвата Константинополя, но из-за разложения армии и флота эту мысль пришлось оставить.
Удостоился благодарности от военного министра Гучкова за "быстрые разумные свои действия, коими он способствовал сохранению порядка на Черноморском флоте".
Однако из-за пораженческой пропаганды и агитации, проникавших после Февраля 1917 г. в армию и флот под видом и прикрытием свободы слова, и армия, и флот стали двигаться к своему развалу.
25 апреля 1917 года Александр Васильевич выступил на собрании офицеров с докладом «Положение нашей вооружённой силы и взаимоотношения с союзниками». Кроме прочего Колчак отмечал:
«Мы стоим перед распадом и уничтожением нашей вооружённой силы, [ибо] старые формы дисциплины рухнули, а новые создать не удалось.»
Колчак требовал прекратить доморощенные реформы, основанные на «самомнении невежества», и принять формы дисциплины и организации внутренней жизни, уже принятые у союзников.
29 апреля 1917 года с санкции Колчака из Севастополя выехала делегация в составе около 300 матросов и севастопольских рабочих с целью повлиять на Балтийский флот и армии фронта, «чтобы вели войну активно при полном напряжении сил».
В июне 1917 года Севастопольский совет постановил разоружить офицеров, заподозренных в контрреволюции, в том числе, отобрать и у Колчака его Георгиевское оружие — вручённую ему за Порт-Артур золотую саблю.
Адмирал предпочёл выбросить клинок за борт со словами:
«Газеты не хотят, чтобы у нас было оружие, так пусть идёт в море».
В тот же день Александр Васильевич сдал дела контр-адмиралу В. К. Лукину. Через три недели водолазы подняли саблю со дна и вручили Колчаку, выгравировав на лезвии надпись:
«Рыцарю чести адмиралу Колчаку от Союза офицеров армии и флота».
В это время Колчак, наравне с Генерального штаба генералом от инфантерии Л. Г. Корниловым, рассматривался как потенциальный кандидат в военные диктаторы.
Именно по этой причине в августе А. Ф. Керенский вызвал адмирала в Петроград, где принудил его подать в отставку, после чего он по приглашению командования американского флота направился в США для консультирования американских специалистов об опыте использования русскими моряками минного оружия на Балтийском и Чёрном морях в Первую мировую войну.
В Сан-Франциско Колчаку предложили остаться в США, обещав ему кафедру минного дела в Колчак Александр Васильевичлучшем военно-морском колледже и богатую жизнь в коттедже на берегу океана. Колчак ответил отказом и отправился назад в Россию.
Прибыв в Японию, Колчак узнал об Октябрьской революции, ликвидации Ставки Верховного Главнокомандующего и начатых большевиками переговорах с немцами. Ответил согласием на телеграмму с предложением выдвинуть свою кандидатуру в Учредительное собрание от кадетов и группы беспартийных по Черноморскому флотскому округу, однако его ответ был получен с опозданием.
Адмирал выехал в Токио. Там он вручил британскому послу просьбу о приеме в английскую действующую армию «хоть рядовым». Посол, после консультаций с Лондоном, вручил Колчаку направление на Месопотамский фронт.
По дороге туда, в Сингапуре, его настигла телеграмма русского посланника в Китае Кудашева, приглашавшего его в Маньчжурию для формирования русских воинских частей.
Колчак поехал в Пекин, после чего приступил к организации русских вооруженных сил для защиты КВЖД.
Однако из-за разногласий с атаманом Семёновым и управляющим КВЖД генералом Хорватом адмирал Колчак оставил Маньчжурию и выехал в Россию, намереваясь вступить в Добровольческую армию генералов Алексеева и Деникина.
В Севастополе у него остались жена и сын.
13 октября 1918 г. он прибыл в Омск, откуда на следующий день отправил письмо генералу Алексееву (полученное на Дону в ноябре — уже после смерти Алексеева), в котором выражал намерение отправиться на юг России с тем, чтобы поступить в его распоряжение в качестве подчиненного. В Омске тем временем разразился политический кризис.
4 ноября 1918 г. Колчака, как популярную среди офицеров фигуру, пригласили на должность военного и морского министра в состав Совета министров так называемой «Директории» — находившегося в Омске объединённого антибольшевистского правительства, где большинство составляли эсеры.
В ночь на 18 ноября 1918 г. в Омске произошёл переворот — казачьи офицеры Колчак Александр Васильевичарестовали четырёх эсеров-руководителей Директории во главе с её председателем Н. Д. Авксентьевым. В сложившейся обстановке Совет министров — исполнительный орган Директории — объявил о принятии на себя всей полноты верховной власти и затем постановил вручить её одному лицу, присвоив ему титул Верховного Правителя Российского государства.
Тайным голосованием членов Совмина на данный пост был избран Колчак. Адмирал заявил о своём согласии на избрание и первым же своим приказом по армии объявил о принятии на себя звания Верховного Главнокомандующего.
После прихода к власти А. В. Колчак отменил распоряжение о том, что евреи как потенциальные шпионы подлежат выселению из 100-вёрстной прифронтовой зоны.
Обращаясь к населению, Колчак заявил:
«Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны и полного расстройства государственной жизни, объявляю, что не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности».
Далее Верховный Правитель Колчак провозглашал цели и задачи новой власти.
Первой, наиболее актуальной задачей называлось укрепление и повышение боеспособности армии.
Второй, неразрывно с первой связанной — «победа над большевизмом».
Третьей задачей, решение которой признавалось возможным лишь при условии победы, провозглашалось «возрождение и воскресение погибающего государства». Вся деятельность новой власти объявлялась нацеленной на то, чтобы «временная верховная власть Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего могла бы передать судьбу государства в руки народа, предоставив ему устроить государственное управление по своей воле».
Колчак надеялся, что под знаменем борьбы с красными ему удастся объединить самые разнородные политические силы и создать новую государственную власть.
Поначалу положение на фронтах Колчак Александр Васильевичблагоприятствовало этим планам. В декабре 1918 года Сибирская армия заняла Пермь, имевшую важное стратегическое значение и существенные запасы военного снаряжения.
Уже находясь в Сибири и будучи провозглашенным Верховным правителем России, А.В. Колчак получил от Святейшего Патриарха Тихона в качестве благословения икону святителя и чудотворца Николая Можайского. Ему ее доставил, как стало недавно известно, священнослужитель, вошедший впоследствии в историю Русской Православной Церкви под именем митрополита Нестора (Анисимова).
Через линию фронта, в Омск, он пробирался в одеянии бедного крестьянина с мешком на спине.
Кроме крошечного образа, он в январе 1919 года передал Верховному правителю и благословенное письмо на борьбу с большевиками от святителя Тихона.
Прочитав патриаршее послание, адмирал Колчак сказал:
«Я знаю, что есть меч государства, ланцет - хирурга, нож - бандита…
А теперь, я знаю!! я чувствую, что самый сильный меч духовный, который и будет непобедимой силой в крестовом походе - против чудовища насилия!».
Позднее образ этот был сфотографирован, увеличен и в виде иконы с дарственной благословляющей надписью при большом стечении народа торжественно преподнесен А.В. Колчаку в Перми 19 января (6 февраля) 1919 года. герб России при Верховном правлении Колчака
В марте 1919 г. войска Колчака развернули наступление на Самару и Казань, в апреле заняли весь Урал и приблизились к Волге.
Однако из-за некомпетентности Колчака в вопросах организации и управления сухопутной армией (равно, как и его помощников), благоприятная в военном плане обстановка вскоре сменилась катастрофической. Распыление и растянутость сил, отсутствие тылового обеспечения и общая несогласованность действий привели к тому, что Красная армия смогла вначале остановить войска Колчака, а затем перейти в контрнаступление.
Итогом его стал более чем полугодовой отход колчаковских армий на восток, завершившийся падением Омского режима...
Надо сказать, что сам Колчак прекрасно осознавал факт отчаянного кадрового голода, приведшего, в конечном итоге, к трагедии его армии в 1919 году. В частности, в разговоре с генералом Иностранцевым Колчак открыто констатировал это печальное обстоятельство:
«Вы скоро сами убедитесь, как мы бедны людьми, почему нам и приходится терпеть даже на высоких постах, не исключая и постов министров, людей, далеко не соответствующих занимаемым ими местам, но — это потому, что их заменить некем...»
Те же мнения господствовали и в действующей армии. К примеру, генерал Щепихин говорил:
«...уму непостижимо, удивлению подобно, до чего долготерпелив наш страстотерпец рядовой офицер и солдат.
Каких только опытов с ним не производили, какие при его пассивном участии кунштюки не выкидывали наши «стратегические мальчики», — Костя (Сахаров) и Митька (Лебедев) — а чаша терпения всё ещё не переполнилась…».
В мае началось отступление войск Колчака, а уже к августу они были вынуждены оставить Уфу, Екатеринбург и Челябинск.
Колчак Александр ВасильевичЧасти армий, подконтрольные Колчаку в Сибири, осуществляли карательные операции в районах действия партизан, в этих операциях использовались также отряды Чехословацкого корпуса. Отношение адмирала Колчака к большевикам, которых он именовал «шайкой грабителей», «врагами народа», было крайне негативным.
30 ноября 1918 года правительство Колчака приняло постановление, подписанное Верховным правителем России, которое предусматривало смертную казнь для лиц, виновных в «воспрепятствовании» осуществлению власти Колчака или Совета министров.
В 1914—1917 годах около трети золотого запаса России было отослано на временное хранение в Англию и Канаду, а примерно половина была вывезена в Казань. Часть золотого запаса Российской империи, хранившаяся в Казани (более 500 тонн), была захвачена 7 августа 1918 года войсками Народной армии под командованием Генерального штаба полковника В. О. Каппеля и отправлена в Самару, где утвердилось правительство КОМУЧа (Комитета членов Учредительного собрания).
Из Самары золото на некоторое время перевезли в Уфу, а в конце ноября 1918 года золотой запас Российской империи был перемещён в Омск и поступил в распоряжение правительства Колчака.
Золото было размещено на хранение в местном филиале Госбанка. В мае 1919 года было установлено, что всего в Омске находилось золота на сумму 650 млн рублей (505 тонн)...
Имея в своем распоряжении большую часть золотого запаса России, Колчак не позволял своему правительству расходовать золото, даже для стабилизации финансовой системы и борьбы с инфляцией (которой способствовала безудержная эмиссия «керенок» и царских рублей большевиками).
На закупку вооружения и обмундирования для своей армии Колчак потратил 68 миллионов рублей. Под залог 128 миллионов рублей получены кредиты в зарубежных банках: доходы от размещения возвращались в Россию.Колчак Александр Васильевич
31 октября 1919 года золотой запас под усиленной охраной был погружен в 40 вагонов, ещё в 12 вагонах находился сопровождающий персонал. Транссибирская магистраль на протяжении от Ново-Николаевска (ныне Новосибирск) до Иркутска контролировалась чехами, чьей главной задачей была собственная эвакуация из России.
Только 27 декабря 1919 года штабной поезд и поезд с золотом прибыли на станцию Нижнеудинск, где представители Антанты вынудили адмирала Колчака подписать приказ об отречении от прав Верховного правителя России и передать эшелон с золотым запасом под контроль Чехословацкого корпуса.
4 января 1920 г. в Нижнеудинске адмирал А. В. Колчак подписал свой последний Указ, в котором объявил о намерении передать полномочия «Верховной Всероссийской Власти» А. И. Деникину. Впредь до получения указаний от А. И. Деникина «вся полнота военной и гражданской власти на всей территории Российской Восточной Окраины» предоставлялась генерал-лейтенанту Г. М. Семёнову.
5 января 1920 г. в Иркутске произошёл переворот, город был захвачен эсеро-меньшевистским Политическим центром.
15 января 1920 г. А. В. Колчак, выехавший из Нижнеудинска в чехословацком эшелоне, в вагоне под флагами Великобритании, Франции, США, Японии и Чехословакии, прибыл к пригородам Иркутска. Чехословацкое командование по требованию эсеровского Политцентра, с санкции французского генерала Жанена, передало Колчака его представителям.
21 января Политцентр передал власть в Иркутске большевистскому ревкому. С 21 января по 6 февраля 1920 велись допросы Колчака Чрезвычайной следственной комиссией.
Для адмирала Колчака допрос имел особое значение. Он давал показания охотно, стремясь оставить для истории, для потомства и всего мира и собственные биографические данные, и сведения о тех крупнейших событиях, в которых ему довелось непосредственно участвовать.
На допросах Колчак держался с достоинством, вызывая невольное уважение у следователей.
Колчак Александр ВасильевичАдмирал Колчак обвинялся «в захвате власти вопреки воле народа и в ведении гражданской войны в целях восстановления дореволюционного режима… в частности: 1) в упразднении всех политических и социальных завоеваний революции, в особенности по отношению к рабочему классу и беднейшему крестьянству;
2) в расхищении прямым и косвенным путями народного достояния;
3) в создании целой системы организованных грабежей, вооруженных разбоев и всякого рода насилий над населением, разгромов и выжиганий целых сел и деревень;
4) в организации одиночных и групповых убийств политических противников и массового истребления населения».
Верный Колчаку генерал В.О. Каппель с еще сохранившими боеспособность остатками армии поспешил на выручку адмирала, несмотря на лютую стужу и глубокие снега, не щадя ни себя, ни людей, в результате чего сам обморозился и умер.
Подойдя к Иркутску, каппелевцы потребовали выдачи Колчака, обещая за это уйти дальше за Байкал.
В сущности, они блефовали, сами находясь в отчаянном положении. У них было мало сил, чтобы штурмом взять Иркутск. А по пятам их преследовала 5-я красная армия.
Игра генерала Войцеховского, сменившего Каппеля, была заведомо проигрышной, и реальных шансов на освобождение Колчака у них не было.
Сам Колчак узнал об этом от Тимиревой. Анна Васильевна, беззаветно любившая адмирала, добровольно последовала за ним под арест, чтобы разделить его судьбу.
В тюрьме они пытались обмениваться через охранников записками. Иногда это удавалось.
На ее сообщение об ультиматуме Войцеховского, трезво оценивая ситуацию, он ответил, что из этого «скорее... ничего не выйдет или же будет ускорение неизбежного конца». Он понимал, что его ждет, и предвидел свою участь.
Вместе с тем он остается спокоен, его записка к ней дышит нежностью:
«Дорогая моя голубка… спасибо за твою ласку и заботы обо мне…
Я только думаю о тебе и твоей участи, единственно, что меня тревожит.
О себе я не беспокоюсь – ибо все известно заранее…».
Несомненно, жертвенный поступок любимой женщины, добровольно последовавшей за ним в тюрьму, растрогал его. Позже, когда перед расстрелом он попросил последнего свидания с ней, палачи расхохотались ему в лицо…
В ночь с 6 на 7 февраля 1920 адмирал А. В. Колчак и председатель Совета министров России В. Н. Пепеляев были расстреляны на берегу реки Ушаковка без суда, по постановлению Иркутского военно-революционного комитета.
Расстрелом руководили председатель губчека Самуил Чудновский и начальник гарнизона и одновременно комендант города Иван Бурсак.
Из воспоминаний И. Бурсака:
«Полнолуние, светлая, морозная ночь...
На мое предложение завязать глаза Колчак отвечает отказом.
Взвод построен, винтовки наперевес. Чудновский шепотом говорит мне:
– Пора.
Колчак Александр ВасильевичЯ даю команду:
– Взвод, по врагам революции – пли!
Оба падают.
Кладем трупы на сани-розвальни, подвозим к реке и спускаем в прорубь.
Так «верховный правитель всея Руси» адмирал Колчак уходит в свое последнее плавание».
В воспоминаниях, так сказать, неофициальных тот же Бурсак пояснял:
«Закапывать не стали, потому что эсеры могли разболтать, и народ бы повалил на могилу.
А так – концы в воду».
Так что не в земле суждено было успокоиться адмиралу. Ангара – водная бездна поглотила его...
Постановление Иркутского военно-революционного комитета о расстреле Верховного Правителя адмирала Колчака и председателя Совета Министров Пепеляева было подписано А.Ширямовым, председателем комитета и его членами А.Сноскаревым, М.Левенсоном и управделами комитета Обориным.
Текст постановления о расстреле А. В. Колчака и В. Н. Пепеляева впервые опубликован в статье бывшего председателя Иркутского военно-революционного комитета А.Ширямова.
В 1991 году Л. Г. Колотило сделал предположение, что постановление о расстреле было составлено уже после расстрела, как оправдательный документ, ибо датировано седьмым февраля, а в тюрьму предгубчека С.Чудновский и И. Н. Бурсак прибыли во втором часу ночи седьмого февраля, якобы уже с текстом постановления, причём до этого составляли из коммунистов расстрельную команду.
В работе В. И. Шишкина 1998 года показано, что имеющийся в ГАРФ подлинник постановления датирован шестым февраля, а не седьмым, как указано в статье составлявшего это постановление А.Ширямова.
Однако, в этом же источнике приведён текст телеграммы Председателя Сибревкома и члена Реввоенсовета 5 армии И. Н. Смирнова, где говорится, что решение о расстреле Колчака было принято на заседании седьмого февраля. Кроме того, весь день шестого февраля шёл допрос Колчака.
Имеющаяся в документах путаница в датах заставляет сомневаться в составлении постановления о расстреле до его совершения.

По официальной версии, расстрел совершён из опасения, что прорывающиеся к Иркутску части генерала Каппеля имеют цель освободить Колчака. Однако, как видно из исследования В. И. Шишкина «Расстрел адмирала Колчака», никакой опасности освобождения Колчака не существовало, и его расстрел всего лишь акт политического возмездия и устрашения.
Согласно наиболее распространённой версии казнь произошла на берегу реки Ушаковки близ Знаменского женского монастыря. По легенде, сидя на льду в ожидании расстрела, адмирал Колчак пел романс «Гори, гори, моя звезда…».
Есть также версия, что Колчак сам командовал своим расстрелом. После расстрела тела убитых были сброшены в прорубь.
Так закончил свой жизненный путь адмирал Колчак.
26-летняя Анна Тимирева АннаТимирева намного пережила его. Большую часть своей многострадальной жизни, до реабилитации в 1960 году, она мыкала горе по советским лагерям, тюрьмам и ссылкам, но пронесла свое чувство через всю жизнь.
Незадолго до смерти – а умерла она в 1975 году в Москве – Анна написала удивительно чистые, одухотворенные и эмоциональные воспоминания. В них есть стихи, посвященные адмиралу Колчаку:

Полвека не могу принять –
Ничем нельзя помочь,
И все уходишь ты опять
В ту роковую ночь.

А я осуждена идти,
Пока не вышел срок,
И перепутаны пути
Исхоженных дорог.

Но если я еще жива
Наперекор судьбе,
То только как любовь твоя
И память о тебе.

Анна Васильевна Тимирева на склоне лет вспоминала, что «не заметить Александра Васильевича было нельзя - где бы он ни был, он всегда был центром.
Он прекрасно рассказывал, и о чем бы ни говорил - даже о прочитанной книге, - оставалось впечатление, что все это им пережито».
Трагедия адмирала Колчака завершилась его гибелью...
После гибели Колчака каппелевцы не решились на штурм Иркутска и ушли за Байкал в Приморье, где составили ядро армии генерала М.К. Дитерихса, и там еще длительное время продолжали борьбу.
7 февраля чехословаки передали большевикам 409 миллионов рублей золотом в обмен на гарантии беспрепятственной эвакуации корпуса из России. Народный комиссариат финансов РСФСР в июне 1921 года составил справку, из которой следует, что за период правления адмирала Колчака золотой запас России сократился на 235,6 миллионов рублей, или на 182 тонны.
Ещё 35 миллионов рублей из золотого запаса пропало уже после передачи его большевикам, при перевозке из Иркутска в Казань...
Недавно в Иркутской области были обнаружены неизвестные ранее документы, касающиеся расстрела и последующего захоронения адмирала Колчака. Документы с грифом «секретно» были найдены в ходе работы над спектаклем Иркутского городского театра «Звезда адмирала» по пьесе бывшего работника органов госбезопасности Сергея Остроумова.
Согласно найденным документам, весной 1920 года неподалёку от станции Иннокентьевская (на берегу Ангары в 20 км ниже Иркутска) местные жители обнаружили труп в адмиральской форме, вынесенный течением на берег Ангары.
Прибывшие представители следственных органов произвели дознание и идентифицировали тело расстрелянного адмирала Колчака.
Впоследствии следователи и местные жители тайно похоронили адмирала по христианскому обычаю.
Следователями была составлена карта, на которой могила Колчака была обозначена крестиком. В настоящее время все найденные документы находятся на экспертизе.
Исходя из данных документов, иркутским историком И. И. Козловым было установлено предполагаемое расположение могилы Колчака.
Колчак Александр ВасильевичСимволическая могила Колчака (кенотаф) находится в иркутском Знаменском монастыре.
Вопрос о юридической реабилитациии А. В. Колчака был впервые поставлен в середине 1990-х годов, когда ряд общественных организаций и частных лиц (в том числе академик Д. С. Лихачёв, адмирал В. Н. Щербаков и др.) заявили о необходимости оценки законности смертного приговора адмиралу, вынесенного большевистским Иркутским военно-революционным комитетом.
В 1998 году С. Зуев, руководитель Общественного фонда по созданию храма-музея в память о жертвах политических репрессий направил в Главную военную прокуратуру заявление о реабилитации Колчака, которое дошло до суда.
26 января 1999 года военный суд Забайкальского военного округа признал А. В. Колчака не подлежащим реабилитации, так как, с точки зрения военных юристов, несмотря на свои широкие полномочия адмирал не остановил проводимого его контрразведкой террора в отношении гражданского населения.
Сторонники адмирала с этими доводами не согласилась.
Иеромонах Никон (Белавенец), руководитель организации «За Веру и Отечество» обратился в Верховный суд с просьбой о внесении протеста на отказ в реабилитации А. В. Колчака. Протест был передан в Военную коллегию Верховного суда, которая, рассмотрев дело в сентябре 2001 года, приняла решение — не опротестовывать решение Военного суда ЗабВО.
Члены Военной коллегии постановили, что заслуги адмирала Колчака в дореволюционный период не могут служить основанием для его реабилитации: Иркутский Колчак Александр Васильевичвоенно-революционный комитет приговорил адмирала к расстрелу за организацию военных действий против советской России и массовые репрессии в отношении мирного населения и красноармейцев, и, следовательно, был прав.
Защитники адмирала решили обратиться в Конституционный суд, который в 2000 году постановил, что суд Забайкальского военного округа не имел права рассматривать дело «без извещения осуждённого или его защитников о времени и месте судебного заседания».
Поскольку суд ЗабВО в 1999 году рассматривал дело о реабилитации Колчака в отсутствие защитников, то, согласно решению Конституционного суда, дело должно быть рассмотрено вновь, уже с непосредственным участием защиты.
В 2004 году Конституционный суд отметил, что дело о реабилитации белого военачальника времён Гражданской войны не закрыто, как ранее постановил Верховный суд. Члены Конституционного суда усмотрели, что суд первой инстанции, где впервые был поставлен вопрос о реабилитации адмирала, нарушил юридическую процедуру.
Процесс юридической реабилитации А. В. Колчака вызывает неоднозначное отношение и той части общества, которая, в принципе, положительно оценивает эту историческую фигуру.
В 2006 году губернатор Омской области Л. К. Полежаев заявил, что А. В. Колчак не нуждается в реабилитации, так как «время его реабилитировало, а не военная прокуратура».
>«Моя точка зрения была просто точкой зрения служащего офицера, который этими вопросами не занимался. Я считаю, что при нашей присяге моя обязанность заключается в несении службы так, как эта присяга того требовала.
Я относился к монархии как к существующему факту, не критикуя и не вдаваясь в вопросы по существу об изменениях строя.
Я был занят тем, чем занимался.
Как военный, я считал обязанностью выполнять только присягу, которую я принял, и этим исчерпывалось все мое отношение. И, сколько я припоминаю, в той среде офицеров, где я работал, никогда не возникали и не затрагивались эти вопросы»

А.В. Колчак.

Колчак Александр Васильевич

 

Источники информации:
1. сайт Википедия
2. сайт Энциклопедия ХРОНОС
3. Хандорин В.Г. «Адмирал Колчак: правда и мифы»
4. Лосунов А. «Колчак. Верховный Правитель»
5. Кузнецов Н.А. «Адмирал Александр Васильевич Колчак»

Просмотров: 26961

Комментарии к статье:



Добавить новый комментарий:






Введите в поле результат операции:

Проверка на бота